Home


Разные интервью с Мортеном в 2000-х годах

Алина Путятина взяла интервью у Мортена Харкета еще  в 2006 году и опубликовала его в двух разных изданиях, одно и то же интервью имело отличие: для «ИТ» оно было полнее, для журнала «VIVA» укороченным (в журнале «Viva» его напечатали спустя 10 месяцев, после непосредственного интервью в Днепропетровске). Чтобы избежать повторов в двух текстах интервью, я взяла на себя смелость убрать дублирующие вопросы и ответы. В такой редакции оба текста дополняют друг друга. (Администратор - Veresk)

Они прибыли в Днепропетровск на собственном самолете, и те, кто их увидели, с восхищением вздохнули: «A-HA!» На концерте, проходившем 28 октября в Ледовом дворце, они великолепно общались с публикой с помощью своих мелодичных композиций. А вот от пресс-конференции почему-то отказались; наверное, выговорились в Киеве, где перед этим выступали.
Узнав о концерте своего любимого коллектива, одна из наших читательниц — запорожанка Татьяна Ворновицкая — вызвалась презентовать солисту великолепную картину из ткани. Подарок, сделанный руками мастера декоративно-прикладного искусства, явно обрадовал красавчика Мортена Харкета. Но, чтобы расположить его к разговору, пришлось пройти через множество испытаний и проявить фантазию.
Из ресторана, где мы поджидали голубоглазого фронтмена, нас так и норовили выдворить. «Все столы заказаны, — чеканила строгая администратор, — здесь будут ужинать музыканты группы и персонал, который с ними приехал, так что заканчивайте поскорее!» Мы же с видом изголодавшихся гиббонов заказывали очередную порцию блинчиков с яблоками и надеялись-таки дождаться Мортена. Как оказалось, не зря.

Согласившись на 5-минутное интервью, Харкет проговорил с нами целых 45. Он много размышлял о жизни, философствовал…

Посредником в моем общении с исполнителем выступал переводчик Игорь Ганин – студент факультета иностранной филологии ЗНУ. Мы находились в шикарном холле днепропетровской гостиницы «Каспий», где остановились музыканты.

- Мортен, названием своего нового альбома «Analogue» участники группы хотели сказать, что он такой же классный, как и все предыдущие?

- (Улыбается.) Нет, название не имеет конкретного смысла. Есть несколько способов его интерпретировать. Можно сказать, что оно относится к аналоговым цифровым технологиям, используемым при записи альбомов.

- Вам нравится современная музыка? Не кажется ли она вам однообразной?

- Я не интересуюсь современными веяниями. Слушаю лишь то, что мне по вкусу, остальное пропускаю мимо ушей.

- Я вижу, вы очень миролюбивый человек. А из-за чего можете полезть в драку?

- Скорее, я попытаюсь ее избежать. Хотя, при желании, мог бы зайти очень далеко и наломать дров. Но я бы никогда не пускал в ход силу, если бы это не было обусловлено крайней необходимостью. Все можно решить словами; исключение составляют случаи, когда на тебя нападают. Для некоторых людей драка и насилие – один из способов общения. В принципе, всё, что ни делается, приводит к каким-либо результатам. Вопрос в том, к тем ли результатам ты стремишься? Обычно после драки пути назад нет, ничего исправить нельзя. Она влечет за собой самые нежелательные последствия.

Когда внутри тебя бурлят эмоции, норовящие вылиться в агрессию, есть только два пути справиться с пожаром. Либо ты бездействуешь, и огонь угасает сам по себе, либо пускаешь в ход кулаки. За это, возможно, придется заплатить высокую цену, испепелив все то, что строилось годами.

- Давайте подискутируем на тему любовных разочарований. У вас, наверное, они были, как и у любого человека. Разочарования ломали или делали вас сильнее?

- Даже не знаю... Все когда-нибудь заканчивается, и человеческая жизнь не вечна, призрачна. Но боль, через которую тебе приходится пройти, настоящая, её нужно принять. Порой она настолько невыносима, что хочется поставить на жизни крест. Такие размышления основаны на сильных переживаниях и эмоциональной усталости. Это состояние помогает многое понять. Со временем обнаруживаешь — все, что было сделано для любви, исходило лишь от тебя. Другой человек открыл в тебе способность любить. И когда он уходит, естественно, это делает тебя несчастным. В период исчезновения любви ты так же потрясён, как и в момент ее приобретения. Только это куда более неприятное потрясение, хотя ощущение пустоты равно по силе ощущению былой наполненности.

Видимо поэтому некоторые люди, однажды разочаровавшись, не хотят влюбляться заново. Лично я не верю, что на свете существует лишь один человек, предназначенный мне судьбой. Мы устроены так, что кто-то должен открывать в нас чувства, и в разное время это могут быть разные люди. Главный вопрос, хочешь ли ты вкладывать свою душу в любовь, делаешь ли ты это искренне… Я в этом твёрдо убежден!

- Насколько важно, чтобы ваша спутница умела поддержать беседу?

- Для меня обсуждать какие-то проблемы с женщиной и мужчиной — абсолютно разные вещи. Ведь итог разговора получается далеко не одинаковым. Это потому, что мы очень отличаемся друг от друга (что, собственно, меня и привлекает). У женщин другое видение мира... Каждый из нас по-своему смотрит на вещи. Если ты будешь общаться со свиньей, опять же столкнешься с новым мировоззрением.

Мир не принадлежит какому-то отдельному виду. Люди завладели им лишь потому, что очень сильно прогрессируют в своем развитии. Но надолго ли? В сравнении со временем существования вселенной человечество живет-то всего ничего! И совсем не обязательно, что мы будем властвовать на земле дольше, чем динозавры. Они правили миром долго. Мы пока никто в сравнении с ними…

Мы даже не знаем наверняка, существует ли время. Лично я считаю, что его нет, как и вообще нет материального мира. Люди — духовные создания, а материальный мир — лишь один из аспектов духовного…

У таких разговоров нет ни начала, ни конца. Сначала ты уходишь в них с головой, а затем делаешь перерыв, чтобы не сойти с ума. Через какое-то время возвращаешься к своим мыслям и начинаешь всё с начала.

- Мортен, как вы, известный борец за освобождение народов Восточного Тимора, относитесь к диктатуре США по отношению к Ираку?

- Сложный вопрос. Думаю, американцы правильно поступили, что свергли Саддама Хусейна. Это давно пора было сделать, потому что он был тираном по отношению к своему народу.

Возможно, я не прав. Сложность вопроса в том, что у них иное видение мира, другая религия, идеология. У этих людей свои святыни, мы говорим на абсолютно разных языках...

В принципе, людям нужны лидеры, сильные личности. Но надо и понимать, что некий баланс между людьми поддерживается,пока у всех равные права. В Ираке этот баланс был нарушен. А любая несбалансированная система очень хрупка.

Вот, например, коралловый риф. Это сложная биологическая система. Здоровый риф состоит из тысячи различных организмов, которые существуют в гармонии друг с другом. Но если хотя бы два-три вида начинают жить лучше других, они немедленно разрастаются, уничтожая все вокруг. Впоследствии они вырастают до таких размеров, что уничтожают и самих себя. Я непосредственно наблюдал эти процессы, поскольку много лет выращивал коралловые рифы. Меня забавляло, что их жизнедеятельность очень похожа на то, что происходит в мире людей.

(В этот момент неожиданно зазвонил мой телефон, из него полилась мелодия знаменитого хита группы — Take on me. Услышав это, Мортен сказал «Я ненавижу ее!» и засмеялся.)

- А какая у вас музыка на мобильном?

- Ничего особенного. Я выбираю одну из тех мелодий, которые прилагаются к данной модели телефона.

- Правда ли, что первые записи «А-НА» сделаны под аккомпанемент жестяных банок?

- Да. У нас просто не было тогда никаких инструментов! Мы приехали в Англию практически без денег. Все свои скудные сбережения потратили на дешевую студию звукозаписи. А в качестве инструментов использовали все, что попадалось под руку, из чего можно было извлечь хоть какой-то звук (в частности, бутылки, заполненные разным количеством воды). И это не было простым дурачеством. Мы работали с большим интересом, искали что-то новое в звучании. Помню, я тогда был влюблен…

- Нужно ли находиться в состоянии влюблённости, чтобы писать такие проникновенные песни?

- Можно быть влюбленным, а можно, наоборот, с помощью создаваемой композиции всколыхнуть в себе былые чувства. Если ты когда-нибудь по-настоящему любил, то способен мысленно возвращаться к тем ощущениям. Хотя я не пишу все композиции, исходя лишь из чувства влюбленности. Многие основаны на других темах.

- Наполеон говорил, что больше всего в человеке он не уважает неблагодарность. Что у вас может вызвать неуважение к человеку?

- Не люблю, когда люди попусту тратят мое время. Присоединяюсь и к мнению Наполеона. Всегда нужно быть благодарным за предоставленный тебе шанс. Еще мне не нравятся разбалованные, испорченные и пресыщенные вниманием люди.

Я убежден, в жизни нужно быть и скромным, и в то же время гордым за самого себя. Между двумя этими чертами характера должно быть равновесие, не следует перегибать палку в ту или иную сторону. Даже стоя на коленях, можно выглядеть достойно. Если говорить о нашей карьере, о том, чего достигла «А-НА», я отношусь ко всему этому спокойно, но в то же время горд за все сделанное. Что-то мне всегда подсказывало — рано или поздно мы добьемся славы.

Я благодарен судьбе за то, что у меня есть возможность писать музыку, с ее помощью общаясь с людьми. Живое общение с публикой на концертах очень важно для любого артиста. В то же время я даже не знаю, как выглядит web-сайт группы, мне это совершенно не интересно. Для меня гораздо важнее личное общение.

Неожиданно в дверном проеме, соединяющем холл гостиницы с рестораном, появился Магне Фурухолмен – один из трех участников «A-HA». Видимо, устав поджидать Мортена, он крикнул: «Прекращай болтать и возвращайся в ресторан!» Потом, видя, что солиста это рассмешило, прибавил: «Ты хотя бы попозировал, что ли!»

Некоторые подробности

Кстати, Магне — самый активный участник группы. После ресторана персонал, приехавший с «A-HA», отправился веселиться в самое гламурное заведение Днепропетровска – креатив-клуб «Бартоломео». Мортен и Пол Воктор-Савой проигнорировали вечеринку и отправились спать, а Магне присоединился к неугомонной компании. Там норвежцы «отрывались» под песни 80-х и пили пиво. «Причем, танцы у них интересные, — рассказывает Гея Корж, руководитель отдела маркетинга клуба. – Они клали руки друг другу на плечи и двигались по кругу, очень высоко подпрыгивая».

По ее словам, когда делегацию привели с экскурсией на корабль (здесь «Бартоломео» принимает посетителей в летнее время), Магне попытался влезть по веревочной лестнице на смотровую площадку судна. Добравшись до половины, вдруг передумал. Зачем суетиться? — на вершину славы ведь уже взобрались… И правильно!

Алина ПУТЯТИНА, "ИТ"

Август, 2007 год. Журнал Viva № 17 

Судя по регулярности, с какой  любовные перипетии настигают Харкета, в этом году его должно  было посетить новое чувство. Кажется, так и произошло. В норвежской прессе  уже вовсю судачат  о том, что 47-летний исполнитель крутит  роман со своей 42-летней ассстенткой  по имени Инесс Андерсон. Когда Viva задала Харкету вопросо его нынешней избраннице, он признался, что не настроен обсуждать эту тему во всех подробностях. И все же беседа касалась преимущественно любви. К слову, во время интервью Харкет не выпускал из рук мобильный телефон. Было видно, что он с нетерпением ждет чьего-то звонка….

Viva:  -  Мортен,  сегодня ваше сердце кем-то занято?

Мортен: - Я не одинок, но при этом не женат. У нас серьезные отношения, то,  что сейчас  называется  гражданским браком, однако мы не венчались в церкви. Моя подруга, как и я, из Норвегии.  (Прим. Речь идёт об Инесс Андерсон).

Viva:  - У вас было немало любовных разочарований. Они ломали вас или делали сильнее?

Мортен : - Даже не знаю, как вам ответить… Всё когода-нибудь заканчивается, ведь наша жизнь не вечна. Но боль, которую мы переживаем, - остается. Порой она бывает невыносимой, хочется поставить крест на всём существовании.

Со временем  ты понимаешь:  все, что было между  вами, исходило лишь от тебя. Другой человек просто открыл в тебе способность  любить. И когда он ушел, естественно, это сделало  тебя несчастным. В период смерти любви ты так же потрясен, как и в момент её рождения. Только это потрясение со знаком «минус», когда ощущение пустоты равно по силе ощущению было й наполненности.

Наверное, именно из-за  этого некоторые люди, однажды разочаровавшись, не хотят влюбляться заново. Лично я  не верю, что на свете существует лишь один человек, назначенный  мне судьбой. Мы устроены  так, что кто-то должен будить в нас чувства, и в разное время это могут быть разные люди.

(Умышленно оставила этот вопрос и ответ в двух интервью - Администратор)

Viva:   - Вы говорили о боли расставания с любимыми…Что вас спасает в такие минуты? Может быть, хобби? Кстати, вы всё ещё  занимаетесь коллекционированием  бабочек, выращиванием орхидей?

Нет, я занимался этим, когда  был подростком. Однако и сейчас восхищаюсь живой природой. Когда путешествую, внимательно смотрю по сторонам. Я знаю, где искать орхидею, чтобы полюбоваться ее красотой. То же самое – со всеми насекомыми. Мне интересны не только бабочки.

Viva:  - Рассуждения настоящего философа! А у вас есть любимые мыслители?

Я действительно порой предаюсь философским исканиям, но без помощи  специальных книг и чьих-то учений. Мне просто интересна жизнь. Нравиться задаваться вопросами об окружающем мире, о том, из чего он состоит, о процессах, которые в нем происходят. А читать книги по философии и философствовать самому – по моему, это не одно и то же.

Viva:   - Женщина , которая будет рядом с вами, тоже должна быть философом?

Совсем не обязательно. Она должна быть честной и оставаться собой.

Viva:  - Это правда, что когда-то давно вы хотели стать священником?

Я год изучал теологию, но никогда не стремился на всю жизнь облачиться в рясу. На протяжении этого года я думал, идти мне в армию или нет. Изначально я был абсолютно уверен, что из  эстетических соображений этого делать не нужно. Ведь в армии учат убивать. Но после долгих  размышлений, я изменил  свою точку зрения. Я отслужил год и, хотя  до самого конца  службы сомневался в своем решении, сейчас я полагаю, что поступил правильно.

Интервью взяла Алина Путятина

МОРТЕНовская печь:  как выпекались хиты группы A-ha

(Интервью с Мортеном Харкетом для «Просто Ради.О» Источник – «Афиша Одессы № 106 от 13-26 ноября 2006 года)

Лишь на один день Норвегия подарила столице Украины свое северное сияние! Поэтому, в этот вечер все было необычно…Легендарные песни, которые мы привыкли слышать в  эфире «Просто Ради.О», тогда прозвучали в живом исполнении. Те самые песни, под звуки которых влюбляются люди по всей планете. Ведь любовь – это Просто! Да и группа A-ha….Это тоже Просто! Насколько простым в общении оказался Мортен Харкет, вокалист группы, узнаете немедленно!

Андрей Уренев: - Вы приехали в Украину во второй раз. Рады были снова сюда вернуться?

Мортен: - Конечно.

А.У.: - Есть какие-то особенные впечатления от посещения Киева или других городов?

Мортен: - Это скорее общие впечатления. Для нас, людей, выросших на так называемом Западе, любая поездка сюда создает только общее впечатление  о том, каким был Советский Союз. И какой стала Россия  и остальные страны. Естественно, мы видим изменения, которые у вас происходят. Их было много на протяжении последних десяти лет. Конечно, я  не знаю, насколько эти перемены ощутимы для вашего народа. Это именно то, что мы часто обсуждаем, мне это очень интересно. Такие внезапные и огромные перемены, несомненно, должны повлиять на людей. Это не может быть просто.

А.У.: - Вы видите разницу между российским и украинским народом?

Мортен: - Да, да! Конечно, есть различия, я их чувствую. Различия ощущаются на всех территориях. Я говорю «территориях», потому что даже в одной стране есть разные люди, живущие на разных территориях. И наоборот: в разных странах, на разных территориях иногда живет один и тот же народ. Поэтому я употребляю  это слово.

А.У. – В чем состоят различия?

Мортен: - Это очень трудно выразить словами. Я чувствую разницу между культурами. Есть люди, которые больше похожи на меня и на мой народ, а другие происходят от других веток. И одни не обязательно лучше других – они просто разные.

А.У. - Я просто хотел услышать, что украинцы лучше россиян (шутка)…

Мортен: - Я не могу этого сказать

Павел Козлов: - Как вам кажется, где живут самые преданные поклонники группы A-ha?

Мортен: - Нет такой страны, которая выделялась бы.

А.У. – На вашем сайте в разделе новостей есть несколько языков. Один из самых часто-употребляемых – русский, второй по частоте – испанский, третий -  немецкий. А французского нет вовсе. Ни слова  на французском!

Мортен: - Но во Франции есть очень преданные наши поклонники. Это подтверждает то, что я уже сказал. Не все люди посещают веб-сайты. Есть много людей, которые не пользуются сайтами и находят это совершенно естественным. А другие – нет. И осуждать кого-нибудь  из них за это – все равно, что судить о деятельности группы по ее популярности в хит-парадах, то есть смотреть  на это очень узко. Мы сделали много разного, и нам известно, что такое жить в хит-парадах. Нам так же известно, что значит быть группой вне их.

А.У.  – Может  быть, люди из Японии не так хорошо знают английский, как французы?

Мортен: Это уже другая сторона. Япония тоже меняется  довольно быстро. Когда мы только начинали, в Японии очень мало людей знали английский. Сегодня ситуация сильно изменилась.

А.У. -  Один из ассистентов папы Римского из Ватикана сообщил всем католикам, что  в случае встречи с представителями внеземных цивилизаций, их нужно приветствовать как  существ, созданных нашим Богом. Раньше они никогда об этом не говорили. Как вы думаете, они что-то знают, с кем-то встречались?

Мортен: - Это новость для меня. Но я тоже об этом думал. Я очень спокойно к этому отношусь. Меня бы совершенно не удивило , если бы мы оказались  не единственными живыми существами. Жизнь уже довольно фантастична у  нас. Мы знаем далеко не всё. Поэтому я бы не удивился, узнав, что мы не одни. Но на самом деле важно то, во что ты веришь, как ты веришь в жизнь. И насколько ты в нее веришь как в нечто, что стоит поддерживать. Не все люди имеют одинаковое мнение по этому вопросу.

А.У. – А жизнь после жизни?

Мортен: - Ну, для меня жизнь – это жизнь. Мне кажется, жизнь никогда не может не быть. Когда мы говорим об этом, невозможно не затронуть вопрос времени. Существует ли время? Или это только то, что  мы осознаем?

П.К. – Прошли годы, и я обратил внимание на то, что вы всё так же отлично…

Мортен: - Это похоже на комплимент…

П.К. – Да. Может быть, всё дело в северном климате вашей страны?

Мортен: - Должен сознаться, мне уже задавали этот вопрос. Причем в Норвегии. Так что дело здесь не в северном климате. Мне неловко отвечать на такие вопросы, потому что, отвечая, я будто соглашаюсь с вами в том, что действительно хорошо выгляжу. Нет никакого секрета. Я – это просто я.

А.У. – Когда я учился игре на фортепиано, мне приходилось играть много произведений Эдварда Грига. Так что мои первые впечатления о Норвегии были от музыки Грига. На мой взгляд, это – волшебство. Но я хотел спросить: его музыка все еще популярна в Норвегии?

Мортен: Да.

А.У.  – Это  как лицо Норвегии, не правда ли?

Мортен:  - Да, конечно. Люди из Норвегии должны гордиться и гордятся Григом.

П.К. – В Украине, когда вспоминают Норвегию и думают о музыке, всякий раз вспоминают группу A-ha. Я уверен, в вашей стране много хорошей музыки . Можете ли вы нам что-нибудь порекомендовать?

Мортен: - Это сложно. Есть много групп, которые представляют собой ответвления A-ha. Но есть группы, которые не плохо справляются,  - Royksopp, Lene Marlin. Со времени начала нашого творчества произошли большие перемены,  за последние десять лет  в Норвегии образовалось много интересных групп. Я бы порекомендовал прислушаться к ним.

П.К. – Скажите, в Америке вы чувствуете себя обычным человеком? Вы можете позволить себе приехать туда и не чувствовать себя звездой?

Мортен:  - Нет! В Америке это происходит по одной простой причине – видеоклип на песню «Take on me». Его показывают все 20 лет. Я понимаю, почему вы спросили. Мы  ничего не делали в Америке с 1986 года.

А.У. – Мне кажется, ваш сольный альбом был там довольно популярен?

Мортен:  - Нет. Его так и не выпустили в полном объеме. Его можно там приобрести, но он не был ориентирован на международный рынок.

А.У. – Я считаю, что он замечательный. Я поклонник этого альбома.

Мортен:  - Спасибо.

Помимо музыкантов и тех песен, которых мы, наконец, дождались, особенно запомнилась публика,  пришедшая на концерт A-ha. Люди совершенно разные …  Но добрая атмосфера, царившая в зале, для зрителей была привычной. Мы пришли на этот концерт за счастьем, и мы его получили. Спасибо!

Уже после концерта A-ha, когда впечатления успели перевариться, мы задаем вопросы человеку, пригласившему группу и принимавшему ее в Украине. Как и многих других музыкальных знаменитостей первой величины… Артём Вознюк знает  о пребывании группы A-ha в Украине многое. Кое-что он рассказал «Афише Одессы»

- Говорят, один раз -  случайность, два – совпадение, три -  закономерность. На вашем счету – три проведенных концерта A-ha. Что изменилось в группе за время, прошедшее после ее  предыдущего концерта в Украине?

- Я уверен, что миновал период разобщенности в группе. Холодная война, если она была, закончилась. Люди стали ближе друг другу, отношения потеплели. Мы ехали вместе в аэропорт, весело и живо общались, смотрели что-то смешное…Мортену сейчас сорок семь, он начал особенно ценить дружбу.

- Как вам кажется, это потепление ощущалось на концерте в Киеве?

- Мне показалось, что выступление было очень душевным. Чувствовалось, что музыканты сейчас гораздо дружнее. Улучшение отношений внутри группы, конечно, сказалось и на качестве концерта.

-  Какую песню A-ha лично вам больше всего  хотелось услышать в живом исполнении?

- Слава Богу в этот раз прозвучала «Crying in the Rain», одна из моих самых любимых. В прошлый раз группа  эту песню не сыграла. Но зато, когда мы ехали с Мортеном ужинать, вокалист A-ha спел ее прямо в машине! Я его спросил, почему он не спел «Crying in the Rain». А в ответ вдруг он начал ее петь!  В этот раз эту песню они сыграли – шикарные ощущения! Жаль, что не было  выступления в Одессе, но проводить такие серьезные концерты здесь очень тяжело и экономически нецелесообразно.

- В этот раз вы также общались с Мортеном с глазу на глаз. Интересно узнать какие-нибудь подробности.

- На самом деле мы не так уж и долго общались. Мортену захотелось погулять по вечернему Киеву. Пошли по Крещатику, затем прошлись по улице Городецкого, зашли в Пассаж, заглянули в кафе Nouvelle…Была очень интересная беседа. Много говорили о нашей стране, о каких-то исторических моментах, о судьбах людей…. Мортен очень интересовался, что изменилось у  нас за последние двадцать лет, какой путь прошла Украина от республики Советского Союза до независимого государства. Он говорил о том, как развращает дешевая нефть, о том, насколько далеко ушла Финляндия по сравнению с Норвегией.

- Он удивительно молодо выглядит для своих лет, Мортен не делился секретами?

- Это правильное питание – он строго следит за своим рационом. О каких-то пластических операциях и уколах модного ботокса я его не спрашивал. Человек выглядит замечательно. Очень крепкое рукопожатие. Такой настоящий викинг! Я также хотел бы отметить исключительную вежливость и уважение Мортена Харкета к поклонникам. Он  никому не отказал в автографе, совместной фотографии.

Такого практически не бывает  с нашими «звёздами». Мало кто из наших знаменитостей уделяет  много внимания своим фанам. Внимательное отношение  к своим слушателям – вот что стоит перенять нашим звездам у западных.

- Вопрос, ответ на который, наверное, интересует многих.    В райдере группы A-ha было нечто из ряда вон выходящее?

- Райдер достаточно сложный. Упоминались какие-то  продукты,  которые нужно было искать. Но ничего экстраординарного не было.

[...] (Прим.админа считаю нужным не печатать часть вопросов не относящихся ни к A-ha, ни к Мортену, в частности)

- Вы с каждым музыкантом расстаётесь  в дружеских  отношениях?

- На дружеские отношения трудно претендовать. Мы в тёплых отношениях с Крисом, тур-менеджером A-ha. Мы обычно согласовываем время начала концерта – есть свои нюансы, связанные с заполнением зала, сделать это быстро не получается. Так вот Крис меня спрашивает, когда музыкантам на сцену выходить, я отвечаю: «Но Вы же лучше знаете, когда Вы скажете», а он: «Вам решать, вы деньги платите!»

- Кто будет вашим следующим гостем?

- Я не могу сейчас этого сказать. В этом году мы провели семь крупных концертов западных музыкантов – Крис Ри, Чик Кориа и Гари Бертон, The Rasmus (в Одессе), Black Eyed Peas, Jamiroquai, Deep Purple и A-ha. В принципе, это не так мало. Может, нам удастся воплотить в жизнь в этом году еще один проект. Но о планах я пока не говорю: нет заключенных контрактов и есть желание не сглазить. […] Очень часто артисты не хотят к нам ехать, и только определённый коэффициент в сторону увеличения гонорара может привлечь звезду в нашу страну. Я думаю, что очень многие вещи реальны! […] Вопрос в том, насколько этот проект будет окупаемым. Мы будем стараться!!!!

МОРТЕН ХАРКЕТ: "НИКОГДА НЕ СЛУШАЮ МУЗЫКУ В СВОБОДНОЕ ВРЕМЯ"

17 апреля 2012 года

Легендарный экс-вокалист норвежской группы A-ha Мортен Харкет начал свой гастрольный тур по России с её середины, дав концерт в Красноярске. Певец был, несмотря на трудный перелёт, раскован, весел, но от разговора о своей бывшей группе и возможностях того, что она соберётся снова, категорически отказался, сразу заявив:

- Мы здесь не для того, чтобы обсуждать воссоединение группы A-ha. Меня интересуют только реальные вещи. Группа A-ha распалась, а я здесь для того, чтобы выступить с сольной программой.

- Вы в великолепной форме. Откройте секрет, как её поддерживаете?

- Просыпаться каждый день очень рано надо.

- А ложиться?

- У меня нет конкретного расписания, но если вы имеете в виду прошлую ночь... Лёг в четыре часа утра по красноярскому времени.

- Секрет в том, чтобы не спать вообще?

- Давайте сменим тему, потому что я - это я.

- В чём принципиальное отличие вашего творчества от группы A-ha?

- Главная разница - люди. Я ориентируюсь на тот же стандарт в музыке, что и во времена выступлений с группой. Духовно это связано с A-ha, но не одно и то же.

- Есть ли в вашей жизни такой исполнитель или песня, которые помогли принять в жизни важное решение?

- Большое значение в песнях для меня имеет лирический смысл, который может как-то повлиять на меня, но песня мной не руководит в принятии решений. Если выделять исполнителя, песни которого наполнены смыслом, - это Боб Дилан или Джимми Хендрикс. Некоторые песни "Квин", особенно их раннее творчество, потому что они особенно вдохновляют.

- Вы знакомы с российской музыкой и исполнителями? Насколько они лиричны?

- Я никогда не выделяю вокальных исполнителей - ни в Норвегии, ни в Америке, ни в Африке. Обычно слушаю музыку только в процессе её создания и никогда - в свободное время. Меня интересует жизнь.

- Понравился ли вам Красноярск?

- Я вчера практически ничего не видел, потому что приехал поздно вечером, а сегодня проснулся, чтобы посмотреть на ваши лица. Вы - моё впечатление от этого города.

- Вы - многодетный папа. Чем сейчас занимаются ваши дети?

- У меня есть дочь, которая хорошо поёт, и я должен воспринимать это всерьёз. Никогда не хотел, чтобы мои дети занимались музыкой, как я. Просто желал, чтобы они делали то, что им нравится, если это не вредно для здоровья. Одна из дочерей делает татуировки, старшая занимается музыкой, мой сын - солдат, две младшие дочери - просто дети.

- Вы много гастролируете. Что-то привозите на память о месте гастролей?

- Нет. Если что-то привожу, то только потому, что нахожу это интересным. А вообще этим не занимаюсь - у меня не туристический настрой. Самое интересное для меня - знакомиться с местными людьми, с которыми я работаю, когда устраиваю концерты. Это интереснее, нежели привозить какие-то вещи.

Сергей ПАВЛЕНКО.

Мортен Харкет: «Вместо Бразилии мы приехали в Новосибирск»

«КП-Новосибирск» 20 апреля 2012

Люди в черном не спят

И вот оно свершилось. Чудо, которого мучительно ждали фанаты, произошло. Мортен приехал к нам с новым альбомом "Out Of My Hands" и целым фургоном световой и звуковой аппаратуры. Обещал грандиозное шоу и массу сюрпризов. А самый главный подарок - мы одними из первых в мире услышим последнюю работу, которая вышла только 13 апреля. Продажи "Out Of My Hands" в России начались 16-го числа.

В новосибирском цирке было все - красивый свет, громкий четкий звук, фанаты с розами в руках. Слезы и море восторгов... Слезы были не только от счастья, но и от "сюрпризов", устроенных организаторами. Они начались еще до концерта. Выйти на улицу с простым желанием покурить запрещалось категорически, потому что вернуться обратно было уже не суждено. Парадокс, но грозные охранники не пускали, имей ты хоть сто билетов на руках. Но это полбеды. Фотографировать запрещалось категорически, даже хотя бы одну песню. Мы покупали лучшую технику, долго и мучительно настраивали камеры, но нас настойчиво попросили оставить их за пределами зрительного зала. А если удавалось вытащить мобильный телефон и робко нажать на кнопочку, тут же возникал охранник в костюме с требованием прекратить это безобразие. Весь концерт несколько людей в черном бродили по всем рядам и внимательно высматривали любое проявление видео- и фотосъемки...

На первый гонорар купил отцу рояль

А Мортен Харкет пел, как всегда, волшебно. Его сказочный голос диапазоном пять октав улетал далеко за пределы цирка. Музыкант даже не подозревал, что на его концерте царят такие совершенно нелепые порядки. Незадолго до концерта в небольшом интервью журналистам "КП" он признался, что на каждом выступлении старается выложиться на все сто процентов:

- Вне зависимости, какой перед тобой зал и сколько в нем человек - всего 5 или 500 тысяч, я всегда отдаю всю свою энергию. И не имеет значения, какая это страна. Установить взаимный контакт со зрителем - один из главных принципов, почему нужно выходить на сцену.

С надеждой на какое-то особенное отношение к Сибири, мы поинтересовались, за что такая честь - презентация новой пластинки в Новосибирске почти сразу после выхода. Но это просто счастливый случай:

- Альбом должен был выйти двумя неделями раньше, и выступления мы хотели начать в Бразилии. Но из-за сбоев в графике пришлось пересмотреть расстановку сил и начать с Сибири. 16 апреля был первый концерт в Красноярске, а сегодня у вас. Просто так работает его величество случай.

От общения с Мортеном Харкетом получаешь не меньше удовольствия, чем от его песен. Он внимательный слушатель и очень разговорчивый собеседник. В ожидании, пока его слова будут переведены на русский, музыкант успевал вспомнить еще массу разных фактов и обязательно их все рассказать. Он говорил о религии и людях большого города, вспоминал свои первые заработанные деньги:

- Первые настоящие деньги я заработал с группой a-ha, и сразу же купил рояль своему отцу. Он врач, но очень интересуется культурой, хорошо образован в этой области. В свое время отец даже подумывал, всерьез заняться музыкой. Мне пришлось уйти из университета, когда начались концерты и гастрольные туры. Отец просил меня хорошенько подумать, чего я хочу достичь. Я же, недолго думая, с раздражением бросил, что хочу заработать миллион долларов. Отец рассмеялся и подумал, что это шутка. Но когда он получил в подарок рояль, мы посмеялись уже вместе. Папа наконец-то понял, что его сын чего-то достиг.

Всегда задавай вопросы

Несмотря на то, что во время гастролей города меняются со скоростью света, и иногда можно запутаться в географии, у Мортена на удивление яркие впечатления от нашего города:

- Ваш город очень большой, в нем очень много открытого пространства. Создается ощущение, словно Новосибирск лежит в большой чаше. Он кажется воздушным и фантастическим, просто сказочным от своих масштабов. У вас потрясающий ландшафт, который очень сильно напоминает мне родную Норвегию.

- Вы рассказывали, о главных принципах, зачем нужно выходить на сцену. А какие принципы, главные законы вашей жизни вне сцены?

- Мое главное правило: всегда задавай вопросы. Что превращает человека в одушевленное существо? Это способность и возможность задавать вопросы. Такой способностью он отличается от животных и учится делать это всю жизнь. Мы живем в мире, состоящем из вопросов, и каждый день нужно постигать что-то новое. Тысячи вопросов и умение ориентироваться практически во всем, что тебя окружает, я считаю самым важным. Ответ сам по себе коварная штука, лишь временная данность. Он остается актуальным совсем недолго. Проходит какое-то время, и полученные ответы перестают удовлетворять. Нужно идти дальше, копать глубже, брать шире.

На прощание мы подарили Мортену книги из коллекции "Комсомолки" "Музеи мира". Музыкант с большим интересом листал страницы, рассматривал иллюстрации и сожалел, что не умеет читать на русском. Мы спросили, нужно ли издавать такие книги. После тщательного изучения артист философски изрек:

- Глубоко мыслите... В таких вещах важны внутренний настрой и интерес к тем или иным вещам. Если есть желание что-то постичь, толику прекрасного можно почерпнуть из таких книг. Но если интереса нет, на что бы вы ни смотрели, пользы от этого не будет никакой. Точно так же можно спросить, зачем люди берут у меня автографы, есть ли от них польза. Все заключается в одном священном вопросе: для чего.

«Я уже хотел уйти, но за сценой голодные львы…»

Концерт знаменитого певца прошел в Новосибирском цирке – со всеми вытекающими последствиями…

Извечная беда Новосибирска – приедет артист известный, а выступать ему негде. Залы дворцов культуры, спорта или цирк, конечно же, не подходят для этого, но за неимением лучшего… Вот и получается, что певцам с мировым именем приходится выступать в местах, не особо для этого предназначенных. И экс-вокалиста a-ha Мортена Харкета не минула чаша сия. Конечно, нельзя обвинять цирк в том, что он – цирк, и певец отнесся к этому достойно. Хотя и отпустил пару ремарок по этому поводу.

- У меня не было шансов уйти с этой сцены – ведь там, позади, сидят голодные львы, - под общий смех заметил Харкет после первого выхода на бис. А чуть позже, видимо, устав задирать голову к самым верхним рядам, добавил: - Надеюсь, при нашей следующей встрече сцена и зал будут на одном уровне…

В любом случае, концерт прошел отлично – Мортен держался молодцом, показав все, на что способен. И новосибирцы услышали его знаменитые 5 октав во всей красе – иной раз казалось, что мощный голос 52-летнего певца сорвет крышу-фуражку цирка, но обошлось...  Сет-лист концерта заслуживает отдельных слов - Мортен гармонично смешал новые песни с более ранними сольными вещами, а также материалом a-ha. Причем, не только хитами, но довольно редко исполнявшимися вживую вещами - такими, как Looking For The Whales и Out of Blue Comes Green (за эту песню - отдельное спасибо от автора). Ну и, конечно же, Take On Me, прозвучавшую в самом конце концерта.

- Я уже почти 30 лет пытаюсь отделаться от этой песни, но ничего не выходит! - шутливо посетовал певец под шквал аплодисментов.

А вот меры безопасности организаторов сначала приводили в недоумение, а потом откровенно раздражали. Во-первых, вещи не досматривались, и любой желающий мог пронести хоть ящик водки, хоть связку гранат. Во-вторых, на протяжении всего шоу секьюрити яростно боролись с любой фото- или видеосъемкой, мотивируя это запретом самого певца. Но знал ли об этом сам Мортен? Думаю, что нет...

Вины охранников, весь концерт пресекавших съемку, здесь нет – они всего лишь делали свою работу. А вот зачем организаторам так закручивать гайки без видимых на то причин – вопрос, остающийся без ответа уже который раз. Нельзя сказать, что впечатления от концерта оказались испорченными, но ложка дегтя в этот раз была совсем некстати. Одним словом, цирк, да и только…

Интервью с Мортеном для газеты «КП-Новосибирск»

(апрель 2012)

- В вашей дискографии два альбома на норвежском языке и два – на английском. На каком языке вы записывали материал вашей новой пластинки, и чем в принципе вы планируете удивить поклонников на этот раз?

- Мой новый альбом, «Out Of My Hands», - это международный релиз, поэтому я записал его на английском языке.

- С вашим голосом вам подвластен любой жанр современной музыки. Не хотелось ли вам попробовать себя в необычном для себе жанре – например, хэви-метал или опера?

- Я не мыслю категориями жанров, поэтому в музыкальном плане я открыт для любых решений. Работая над любой новой песней, я всегда стараюсь подобрать для нее свой особенный «ключ» - то звучание, которое, как мне кажется, наиболее подходит в данном конкретном случае. И если все сходится, то музыкальные вариации могут быть самыми разнообразными.

- Какой из записанных вами сольных альбомов вы можете назвать самым любимым и почему?

- Среди моих детей (у Мортена их пятеро – прим. авт.) нет самого любимого ребенка, и по той же причине у меня нет самого любимого альбома. Они все любимые – просто в какой-то момент определенный альбом начинает нравиться больше других, потом его сменяет другой, и так далее. Это цикличный процесс.

- Строгий ли отец Мортен Харкет? Что самое трудное и приятное в воспитании детей?

- Я стараюсь одновременно быть строгим отцом, и отцом, который учит детей тому, что никакие ограничения и рамки не должны стеснять их. Как говорил Боб Дилан, «Чтобы жить вне закона, нужно быть честным».

- Несколько лет назад вы вместе с a-ha уже выступали в Новосибирске. Что запомнилось вам из того визита? И как вы оцениваете сибирскую публику – отличается ли она от поклонников в других городах и странах?

- С тех пор прошло много времени, я сам, как и мое творчество претерпело множество изменений, я полностью обновился духовно и творчески. То же самое произошло и с моей аудиторией, и когда мы встретимся снова, мы станем общим олицетворением обновления и всего нового.

- Что больше всего удивляет и поражает вас в нашей стране?

- Вы - очень страстные люди с большим желанием жить, это видно невооруженным глазом. И это интересно!

«Стараюсь быть в постоянном тонусе...»

- Поддерживаете ли вы  связь с бывшими партнерами по a-ha? Как вы оцениваете сольное творчество Пола Воктора и Магне Фурухолмена, и будет ли кто-нибудь из них «гостить» на вашей новой сольной работе?

- Я с огромным уважением отношусь к Полу и Магне – я всегда жду от них самого лучшего и того же желаю им сам. Они не принимали участия в записи моего нового альбома, но я не исключаю такой возможности в будущем.

- В сентябре этого года группе a-ha исполнится 30 лет. Будете ли вы как-то праздновать это?

- Да, я дам концерт в Sentrum Scene (Осло) на мой день рождения для поклонников со всего мира, тем самым мы отметим и день рождения a-ha. К тому же, это будет мое первое сольное выступление в Осло за 15 лет.

- Девушки в «КП» - Новосибирск» без ума от вас, и очень интересуются – как вам удается не стареть (Мортену Харкету 52 года – прим. авт.) и поддерживать свою внешность, и самое главное – голос, в такой великолепной форме? Не поделитесь парой секретов?

- Если они так обо мне думают, тогда пусть всем об этом расскажут (смеется)! Все довольно просто - я стараюсь держать себя в постоянном тонусе. Кроме того, я как невинное дитя, - не курю, почти не употребляю алкоголь, не принимаю наркотики. И к счастью, привык питаться только здоровой пищей. Вот и весь секрет.

«Я – своего рода, неграмотный интеллектуал…»

- На вашем втором сольном альбоме «Wild Seed» есть композиция «Brodsky Tune» – переложение на музыку стихотворения Иосифа Бродского «Bosnia Tune» («Боснийский мотив»). Что еще привлекает вас в русской культуре? Может, у вас есть любимые авторы или произведения из России, повлиявшие на вас как в творческом, так и в личном плане?

- Это стихотворение показал мне мой брат, и оно необычайно вдохновило меня – я почувствовал, что его просто необходимо выразить в музыке (это было в 1995 году, когда в Югославии была в разгаре жесточайшая гражданская война – прим. авт.). А вообще, я никогда сильно не углублялся в мировую историю культуры. Мои мысли основаны на моем собственном видении мира и на вопросах мироздания. Я философ – по натуре, а не по образованию. Своего рода, неграмотный интеллектуал…

- Раз уж у нас зашла речь о вдохновении, то хотелось бы узнать, кто является вашим любимым исполнителем или группой, а также, кто нравится вам из нынешнего поколения артистов? Как вы в принципе оцениваете положение дел в современной популярной музыке?

- Думаю, наиболее сильное влияние на меня оказал Джими Хендрикс. Но вместе с тем, я часто и много слушаю Queen, Led Zeppelin и поздних The Doors. Если говорить о современных исполнителях, то мне очень нравятся Muse – у этих ребят потрясающая энергетика. Но в целом я особо не задумываюсь о текущей ситуации в современной поп-музыке.

- Вам доводилось сотрудничать с Александром Рыбаком – норвежским исполнителем, имеющим белорусские корни. На ваш взгляд, почему артистам из СНГ так трудно покорить европейский рынок, и можете ли вы назвать какого-нибудь перспективного исполнителя из России/СНГ?

- Да, но это было еще до того, как Рыбак стал героем «Евровидения». Хороший парень, мы снимались вместе в фильме «Юхан-скиталец» (Мортен Харкет и Александр Рыбак сыграли в этой исторической ленте отца и сына). К сожалению, я не могу назвать других известных мне артистов из СНГ, но очевидно одно: завоевать признание в Европе трудно любому исполнителю – ведь конкуренция все жестче и жестче. Однако это не невозможно, поэтому я могу лишь посоветовать – просто не оставляйте попыток!

- Продолжая разговор о кино - каким опытом стали для вас съемки, и стоит ли поклонникам рассчитывать на ваше новое появление на киноэкранах?

- Ну, это все-таки был не дебют, я уже снимался в кино – в 1987 году, в фильме «Камилла и вор» («Kamilla and the thief»). На данный момент у меня нет никаких планов насчет кино, но я по-прежнему ищу такую роль, где я бы смог в полной мере блеснуть своим атлетическим телом (смеется). Хочу сыграть романтичного буддиста, который становится убийцей.

- И последний вопрос. Чем вы планируете удивить новосибирскую публику в этот раз?

- Те, кто хорошо знают меня, обязательно найдут для себя что-то новое!

Интервью с Мортеном Харкетом для NSK-TV

(опубликовано 24.04.2012)

Золотой голос Норвегии Мортен Хакет выступил в Новосибирске. В аэропорту бывшего солиста группы А-ha встречала съемочная группа "Вестей". В эксклюзивном интервью музыкант поведал, в чем разница между старыми и новыми песнями и убедительно опроверг расхожую истину, что грех - неотъемлемая часть шоу-бизнеса.

Светлана Тиссен, корреспондент: "Мортен, в последний раз вы были в Новосибирске 10 лет назад, тогда еще в составе группы A-ha, и удивили сибиряков размахом шоу. Что будет на этот раз - камерное выступление одного артиста или фееричное шоу рок-группы?".

Мортен Харкет, певец: "Конечно же, мы группа наподобие A-ha. Но в любом случае, если посмотреть со стороны - эта группа несколько отличается. Если сравнивать с точки зрения музыкального жанра - мы в той же категории, что и A-ha. Но A-ha уже не существует. Поэтому я здесь как сольный исполнитель. И мы только что выпустили новый альбом. Он получился многообещающим.

В него вошли несколько новых песен и старые песни, которые уже хорошо известны поклонникам".

Светлана Тиссен, корреспондент: "На своих концертах вы исполняете не только свои песни, но и песни из репертуара группы A-ha. В процентном соотношении классика и современность как соотносятся?".

Мортен Харкет, певец: "Я думаю, в равных пропорциях. Потому что я исполняю и песни из моих прежних альбомов, которые я выпустил как сольный исполнитель, они некоторым уже знакомы, и хиты из репертуара A-ha, и недавно написанные, те, что вышли в последнее время. Наверное, если сравнивать старые и новые песни, то в шоу они прозвучат в пропорции - 50 на 50. Но я не уверен".

Светлана Тиссен, корреспондент: "Что вы знаете о Сибири, о Новосибирске, о сибиряках?".

Мортен Харкет, певец: "Слишком мало... Когда мы сюда летели, первое на что я обратил внимание - это просторы. Здесь очень много свободной земли. Я не очень хорошо знаю вашу культуру, лишь поверхностно. Чтобы знать больше, нужно много времени провести в России. В Новосибирск я прилетел из Красноярска, там меня встречали замечательные люди и очень вкусно кормили".

Светлана Тиссен, корреспондент: "Насколько мне известно, вы хотели стать проповедником. Даже поступили на факультет теологии. Первый сольный альбом целиком посвящен евангельским темам. Как вы боролись и боретесь до сих пор с бесами шоу-бизнеса?".

Мортен Харкет, певец: "Да, я учился на факультете теологии, но не для того, чтобы стать проповедником. В молодости у меня были длинные волосы. И я не хотел их стричь. И я проучился один год, потому что я был увлечен теологией. Но в то же время я начал задумываться о службе в армии. Я считал правильным отдать долг стране. И пока я учился, в течение года я размышлял, но в итоге решил пойти в армию. Но я не планировал стать проповедником. А что касается соблазнов. Грех не является неотъемлемой частью шоу-бизнеса. В каждом из нас должен быть внутренний цензор, глас души, который разделяет вещи на плохие и хорошие. И ты можешь полагаться только на него, верующий ты человек или нет. Мы духовные создания. Христиане или мусульмане, верующие и не знающие Бога. Мы все живем в мире больших вопросов. И чтобы говорить о Боге, для этого нужно гораздо больше времени и это должно быть большое интервью. Но грехи в шоу-бизнесе или вне него ничем не отличаются. Ты должен быть честен с самим собой. И понимать, кто ты такой".

 

Интервью для «Панорамы – ТВ»

(опубликовано 3 мая 2012 года)

Бывший вокалист A-ha после распада группы решил продолжить сольную карьеру. На днях он дал концерты в Москве и Санкт-Петербурге. Корреспонденту «Панорамы-ТВ» удалось задать звезде несколько вопросов.

— Мортен, как вы решили создать сольный альбом?

— Найти время и силы, чтобы заняться записью нового сольного альбома, было непросто. Я прошёл очень долгий путь с a-ha и, конечно, всё своё время посвящал группе, особенно в 2009-м и     2010-м, когда мы готовили свой последний альбом «25». Тогда у нас с a-ha было множество гастролей, и всё завершилось к Рождеству 2010 года прощальным мировым турне.

— Ведь таких больших туров за 25-летнюю историю существования группы было немного.

— Да, действительно. Это был незабываемый опыт. После мирового турне в 1986 мы с группой ещё никогда так много не общались между собой, как в 2010, и не организовывали ничего подобного. Нам всем показалось интересным сделать такой глобальный тур, через четверть века после образования a-ha, как своеобразный финальный аккорд. 2010 год был удивительным.

— Вы уже знали, чем будете заниматься после распада группы?

— Тогда я ещё даже не представлял, что бы мне хотелось делать, чем заняться, потому что всё моё время занимало творчество в  a-ha. К тому же мне нужно было вместе с тем следить за своим здоровьем, чтобы всегда чувствовать себя превосходно и быть на высоте.

— Распад A-ha вы восприняли как поражение или как новый этап?

— Скорее как новый этап. Конечно, я решил взять перерыв на пару месяцев, чтобы отдохнуть, привести мысли в порядок, набраться сил, новых творческих идей. Наконец, я сам себе задал вопрос: «И чем ты теперь намерен заняться?» Я знал наверняка, что не завязал с музыкой, и тогда понял, что если это действительно так, то незачем ждать и нужно действовать прямо сейчас. Так началась работа над новым альбомом Out of my Hands. У меня не было чёткого плана и представления, каким он будет. Я просто поддался творческому порыву.

— Почему альбом называется Out of my Hands?

— Всё просто. Песня Out of my Hands стала первой, написанной для этого альбома. Я работал в двух разных направлениях. Мне хотелось как-то использовать песни, написанные ранее на норвежском, уже известные мировой аудитории, а также написать новые в соавторстве с известными музыкантами. Меня всегда привлекала идея совместного творчества.

— Вы пишете песни и на норвежском, и на английском. Язык как-то влияет на настроение песни?

— У тебя возникает какая-то эмоция, которая застревает в памяти, и, конечно, это происходит по-разному на разных языках – но я никогда не могу уследить за этой закономерностью. Так или иначе, песня — это выражение себя, не важно, на каком языке. Ты просто подсознательно ищешь наиболее подходящий способ, чтобы раскрыть свою душу. Но иногда тебя цепляет именно какая-то фраза, слово, возникают ассоциации, и рождается песня. Например, песня Burn Money Burn с острополитическим смыслом резко отличается от того, что я обычно делаю. Здесь новый английский текст, но на самом деле она, по сути, является кавером на шведскую песню  Kärleken Väntar известной скандинавской группы Kent.

— Значит, в создании альбома участвовали и другие музыканты?

— Да. С музыкантами из Kent Йоакимом Бергом и Мартином Сколдом мы создали два новых сингла для моего сольного альбома. Над песней Listening я работал вместе с английской группой Pet Shop Boys. Большинство моих альбомов — это попытка сотрудничества, сотворчества, процесс, в который вовлечено огромное количество людей. Создание песни — это тоже совместное творчество. Мне не интересно просто сидеть, заперевшись в комнате, и писать тексты.

— Для записи альбома искали новую команду?

— Не совсем. Я его создавал в основном в с теми же людьми, с которыми работал и в  A-ha. Им я доверяю, с ними приятно работать. Общение с людьми для меня очень важно – это всегда новый опыт, новые эмоции.

— Какие проекты панируете в будущем?

Сейчас мне важно сосредоточиться на сольной карьере. Это очень важный шаг в моей жизни, к которому необходимо подойти ответственно. Сейчас я занят презентацией альбома, организацией тура. Это своеобразная точка отсчёта. Люди, которые придут на мои концерты, привыкли видеть меня в составе A-ha. Эта группа, конечно, большая часть меня, поэтому вначале я планирую делать смешанные программы, где будут и всем известные песни A-ha, и также мои новые песни. Чтобы полностью открыться для новых этапов в творчестве, требуется время. То же самое было и в A-ha: когда мы ездили в туры с новыми альбомами, то всегда пели и старые песни — без этого никуда.

— Что ждёте от приезда в Россию?

— Это очень сложный вопрос, который мне задают во всех странах, где я бываю. Все места чем-то похожи в том смысле, что я выступаю перед публикой. Люди есть люди. Но, с другой стороны, каждый город, куда я приезжаю, особенный. И, конечно, приехать в Москву или в Сибирь – это разные вещи. Хотя я, пожалуй, выберу Москву (смеётся). В разных странах люди ведут себя по-разному, но мне нравилось везде, где я был. И я с нетерпением жду приезда в Россию. К сожалению, на гастролях никогда нет времени на культурную программу – всегда возникает очень много неотложных дел.

— Летом вы часто бываете в своей родной стране – в Норвегии. Наверное, новость об июльском теракте была огромным шоком…

— Конечно, для Норвегии это было настоящим потрясением — для нации в целом. Ужас в том, что в июле всего лишь один человек, выступив против системы, показал её абсолютно слепой и беспомощной — потому что никто в Норвегии не ожидал такого поворота, и, более того, никто в мире не ожидал, что такое может произойти в Норвегии. Мы оказались совершенно неподготовлены.

— Что, по-вашему, необходимо делать, чтобы предотвратить подобные вещи?

— Теперь у нас очень много вопросов, которые необходимо решать в различных направлениях. И мы постепенно это делаем. Все они, конечно, касаются национальной безопасности. Наше государство и общество в целом должны ответить на вопрос: в чём кроется корень этой проблемы именно для нашей страны? Почему появляется кто-то, кто ведёт себя таким ужасным образом? Почему современный мир вообще порождает терроризм?

— Думаете, современное общество сможет найти ответ на этот вопрос?

— Конечно, это вопрос глобального масштаба. Об этом можно говорить очень долго. И, безусловно, нельзя исчерпать эту проблему за чашкой кофе. Как обезопасить общество в дальнейшем от подобных терактов? Мы живём в открытом обществе, а потому безопасность будет стоить немало. До какой степени необходимо контролировать ситуацию в стране? Ведь невозможно уследить за каждым.

— Вы думаете, есть верные решения?

— Терроризм — огромная проблема для всего мира, и огромные средства тратятся на решение вопросов безопасности. Сейчас существует большое несоответствие между уровнем жизни в разных странах, и это опасно для всего в мира в будущем. Я убеждён, что мы найдём выход, если только достигнем некоего равновесия.

— Но ведь терроризм – продукт человечества.

— И это самое страшное. Мы сами создаём проблемы, многие из которых ещё более серьёзные. Всё, чем мы владеем и управляем, это только наши собственные действия. Тебе принадлежат твои действия, но тебе не может принадлежать часть реки, например, или лес, или земля. В мире сейчас системные проблемы: одна вытекает из другой. На Земле меняется климат, и, это сильно влияет на жизнь человечества в целом. Это результат действия той системы, которую мы сами создали. На планете сейчас уже в разы больше людей, чем она может выдержать. И Земля не в состоянии создавать то количество ресурсов, которое требуется человечеству.

— Есть ли надежда на спасение?

— Думаю, да, но это нелёгкий путь. Нам не нужен «косметический ремонт». На политической арене сейчас никто не говорит о настоящих проблемах. Тратятся огромные силы на войны, но человечество не замечает, что оно и есть главный враг самому себе. Существуют проблемы, в тысячи раз важнее, чем все эти политические конфликты. Необходимо остановиться и сосредоточиться на других вещах, объединить свои силы в решении глобальных проблем. Я считаю, что человечество всё ещё в состоянии осознать масштаб надвигающейся катастрофы и объединиться ради собственного блага.

— С чего же начать?

— Мы в первую очередь должны ответить на главные вопросы ценностей: Кто мы? Кем мы на самом деле хотим быть? Кажется, я увлёкся философскими рассуждениями. Люблю порассуждать (смеётся).

— Вы столько работаете сейчас. Остаётся ли время на семью?

— Да, конечно, это самое главное. Нет ничего важнее детей. Дом — это место, где я должен быть, поэтому я всегда нахожу время, чтобы побыть с самыми дорогими мне людьми, стараюсь делать то, что должен.


 

Мортен, в данный момент Вы как девушка?

(интервью для немецкого Bravo # 16/92 от 09/04/1992)

Bravo: Тебя называют настоящим музыкантом. Тебя кто-то обучал этому?

Мортен: О, да… Я начал с 5 лет. Брал уроки игры на рояле, однако с этого момента я его возненавидел. Восемь долгих лет я обучался игре на пианино, но за все это время  не выучил  ни единой партитуры, так «интересовался» я этим…

Bravo: Когда вы начнете работать над новой пластинкой  a-ha?

Мортен: В конце апреля в Миннеаполисе в Paisley Park Studios с Принцем. Собственно, мы поедем туда благодаря случаю. Случайность так же то, что  Девид – продюсер пластинок «WB» проявил существенный к нам интерес и позволил себе отправиться в эту поездку вместе с нами. Конечно, какую-то роль сыграл наш большой успех и то, что у нас еще много чернового материала.

Bravo: Что представляет собой a-ha в данный момент, фэнк-бэнд?

Мортен: Нет, к этому времени а-ha занимается укреплением собственного стиля. Он только недавно был нами найден. Мы немного  ощущаем себя  на европейской сцене как на «лезвии бритвы», а хотелось бы стать величиной мирового масштаба.

Bravo: Ты равняешься на музыку Принца?

Мортен: О,да! Я опираюсь на его произведения и интересуюсь вообще им, как артистом. С другой стороны я так же много заимствую  у Майкла Джексона. Принц  - гениальный, его мелодии вовсе не разовые, а это так важно. Говорят, что от его музыки излучается безумная эротика.

Bravo: Когда вы с а-ha снова отправитесь в турне?

Мортен: О, я еще не знаю, ведь мы должны были  в этот раз заново вырасти. Это важно для нас, прежде всего чтобы та самая энергия с которой мы работали в 83/84 г.г. вернулась к нам  обратно.  В то время мы способны были работать так быстро, все пропуская через себя. Сейчас мы сделали длительную паузу, отдых после прошлого турне, но мы вполне готовы к новой работе.

Bravo: лично ты слушаешь нежную, мягкую музыку?

Мортен: Я слушаю  не конкретно какую-то музыку, а музыку вообще.

Bravo: верно ли, что твоя жена Камилла ожидает третьего ребенка?

Мортен: Нет, это все слухи. Но я не имею ничего против еще нескольких детей. Ведь мы предоставляем это случаю.

Bravo: Камилла ревновала тебя, когда ты со своей партнершей Silje в дуэте исполнил «Where you are?»

Мортен: Нет, она хорошо меня понимает.

Bravo: А где ты встретил Магне и Пола?

Мортен: В совершенно разных местах: Магне, например, переезжает снова в Осло. Пол жил в Америке. Мы встретились в Лондоне. Я же не могу представить жизнь в Америке.

Bravo: Ты поедешь с женой и детьми?

Мортен: Нет, для них важно вернуться домой , кружение по миру не может долго продолжаться.

Bravo: Какова ваша жизнь дома?

Мортен: Совершенно нормальная. На досуге я рано встаю из-за маленьких  детей. Подул ветер перемен, и я тоже изменился. У нас есть большой сад, и я охотно работаю там. Моя жизнь  состоит из моих детей, Камиллы и а-ha, так что на остальные хобби, просто, не хватает времени. Мы живем на окраине и наслаждаемся этой жизнью.

Bravo: Тебе чего-то не хватает?

Мортен: Да, иногда не хватает отпуска к глубокому морю, в которое можно окунуться. Или, пожалуй, путешествия на Амазонку, Галапагосские острова. К сожалению, на такое путешествие не остается времени. Да, я и не могу оставить Камиллу с семьей одних. Когда  я работаю с а-ha в студии, я и без того их подолгу не вижу, временами всего один раз за несколько дней. В Миннеаполис они тоже не приедут, это принесет им много хлопот и беспокойства. В подобных поездках держать при себе семью просто не возможно. Потому что я перестаю принадлежать себе, я всецело отдаюсь работе, я всецело отдаюсь работе, которая занимает совершенно все время, это участь солиста а-ha.

Bravo: Откуда у тебя это индейское украшение?

Мортен: У меня есть брат – Кьетиль. Он всегда увлекался  индейцами и  изучал их культуру. Брат так же продает украшения, потому что это важный для него источник дохода. Он научился этому ремеслу, умеет творить и хочет сделать свою выставку. Тут он, естественно, не имеет никаких денег, но и не хочет себе в этом отказать. Однако, это украшение подлинное, его носил настоящий индеец племени Дакота.

А-НА на фестивале «Белые ночи» (1994)

Так, приезд популярной группы А-НА стал звездным  часом для всех ее российских поклонниц. Фан-клуб А-НА в полном составе встречал  группу в аэропорту. Девушки приехали даже из Москвы, чтобы посмотреть и  расцеловать своих кумиров.

Ребята из А-НА оказались так же просты в обращении, как и другие звезды праздника: щедро раздавали автографы, запросто целовали поклонниц, а корреспондентов «RF» покорили тем, что вышли выступать на сцену в том, в чем приехали.

Только в этот вечер зал БКЗ «Октябрьский» был забит до отказа, и только группа  А-НА получила такое восторженное поклонение со стороны российских женщин.

После концерта А-НА отправились в ресторан «Тройка», где для них был устроен торжественный банкет.

Интервью с Мортеном Харкетом

Корр.:  Ходили слухи, что группа А-НА уже посещали Россию?

Мортен Харкет: Да, несколько лет тому назад  я побывал под Мурманском в г.Никель. Это была частная поездка, связанная с неблагоприятной экологической обстановкой в этом районе.

Корр.: Как появилось название группы?

Мортен Харкет: Мы все из Норвегии, но с самого начала хотели, чтобы о нас знали не только на нашей родине. Вот и взяли себе название, которое было бы понятно всем.

Корр.: Чтобы вы посоветовали молодым музыкантам?

Мортен Харкет: Самое главное здесь – упорство и вера в собственные силы. Мы начали с блюзов, потом уже переключились на ту музику, которая впоследствии стала «визитной карточкой» группы А-НА. В поисках успеха мы оправились в Англию. Там жуткая конкуренция, но это только стимулировало наше творчество. Мы никого не отпихивали локтями, долали честно свое дело и просто играли на музыкальных инструментах. И популярность к нам в конце концов пришла.

Корр.: Знакома ли вам «звездная болезнь»?

Мортен Харкет: Да, но я ею давно переболел.

Корр.: Когда вы собираетесь на практике применить знания, полученные в теологической школе? И где можно  послушать вашу проповедь?

Мортен Харкет: Боюсь, что такой возможности не будет…Приходите лучше на концерт. Там будет интересней. С помощью наших песен я пытаюсь образумить людей. Для меня это своего рода служба, но только на сцене!

(Леонид Фомин).

Интервью с Мортеном  для Arbeiderbladet

25 августа 1995 года

Сингл Мортена Харкета стремительно набирает популярность в норвежских чартах . Но в Англии, стране, которая когда-то  двери в мир  для a-ha, сольный альбом Харкета не настолько популярен.

«На сегодня Warner Music – моя записывающая компания, отозвала назад сингл и заменила его на  «Spenish Steps» (речь идет о сингле «A kind of Christmas card»). Тем нимение, мы надеемся, что верхние  места в каких-нибудь чартах могут очистить путь для второй попытки  «A kind of Christmas card» в Англии» , - говорит Мортен.

Эти проблемы в Англии с запуском сингла «A kind of Christmas card» главным образом происходят по причине того, что  мощные радио диджеи о которых Мортен и другие говорят, что они являются теми, кто решает, кому дать много времени на радио, а кому не дать.

«Ты беспомощен без радиоволн. Это бесполезно, размышлять  о том, что произойдет в моем случае. Объяснить это можно чем угодно. Ты можешь просто им не нравиться, или они пообещали много эфирного времени для других артистов и не хотят пропускать конкуренцию», - говорит  Мортен, который не может выглядеть как человек, которому дают пощечины.

На этой  неделе его новый альбом «Wild seed» будет продаваться по всему миру. В альбоме доминируют медленные песни. Критики заметят в  своих отчетах, что это его сольный дебют. Но Мортен имеет в действительности, выпущенный ранее, «Poetenes Evangelium», который не был реализован по всему миру и это был проект, в котором Харкет был просто «наемным рабочим». «Wild seed» является продолжением  «Poetenes Evangelium».

«И Ховард Рэм  и музыкальный  коллега Кьетиль Бьеркстренд топтались вокруг прошлого проекта . И работа вместе была восхитительной, но в этот раз я пошел через свои собственные идеи», - говорит  Мортен.

Это был бурный путь вперед от названия альбома до выбора песен. Вначале Харкет хотел назвать альбом «Мир  в Вано» (это город в Техасе, пару лет  назад  там находилась одна фанатичная секта).

«Руководители Warner   не были уверены насчет  названия и попросили объяснений. Ховард сказал, что мы не хотим видеть наихудшее в Вано и это скоро должно взорваться. Неделей позже город взорвался. Название стало устаревшим», - улыбается Харкет.

Руководство  Warner   также отбросили одну из любимейших песен Мортена, наиболее решительную  песню альбома…

«Gospel from a Нealthen» была очень сильной. Они (Прим. - руководство Warner) боялись реакции исламских фундаменталистов , из-за текста», - говорит Мортен.

Вопрос в том, как долго он сможет   продержаться и готов ли он к еще одному раунду с a-ha, в случае если не удастся сольная карьера?

«Чтобы ни произошло, я сделал большой шаг вперед, создавая мои собственные песни, в первый раз. Я не смог это сделать в a-ha. Для меня  это только начало, но это может полностью открыть новый спектр возможностей для нового проекта с Полом, с Магне и со мной. Но это не случится  прямо сейчас», - констатирует Мортен Харкет.

Певец, который не может писать, поэт, который не может петь…

(источник  Aftenposten, 26 августа 1995 года)

Мортен Харкет никогда  раньше не сочинял музыку. Ховард Рэм никогда не писал на английском. Они сделали это сейчас. Это результат двойного дебютного альбома – «Wild seed». Концерт произвел впечатление на обоих.

«Однажды вечером, зимой 1992 года, мы познакомились  - в доме брата Мортена», - вспоминает  Ховард.

«Я там был?» - удивился Мортен

Мортен Харкет едет в машине от своей бабушки из Соэрланда в аэропорт, чтобы посадить свою жену и детей в самолет на Стокгольм.  Он будет в Лондоне уже завтра. Его можно поймать в полночь с гитарой на плече и мобильным телефоном, который не работает.  Он звонит из сосисочной , которая находится возле дороги и говорит, что можно встретиться попозже, если это для интервью.

«Стоит ли нам встретиться между 8 и 11?» - предлагает он.

Он никогда не был так точен.

Ховард Рэм лежит на пляже и звонит. С ним жена и двое детей в этом  путешествии по воде из Арендала в Хук. Он не должен ничего делать, кроме концерта на протяжении вечера. Кроме того он считает, что больше всего Мортену подходит давать интервью  после полуночи.

«Ночью Мортен лучше думает», - заключает Ховард.

«Нет! Это должно произойти прямо сейчас!» - звонит чуть позже Мортен. Уже начало двенадцатого. Мортен хочет поговорить с Ховардом.

«Ховард в Хуке», - говорю я

«Но мы же встречались час назад», - жалуется Мортен

«Точно…»

Как  можно  поверить, что эти двое, вроде бы взрослых  людей, будучи давно  знакомыми, смогут  вместе  работать  над диском? Некоторые  думают, что ничто не может завладеть вниманием Ховарда Рэма – поэта, который любит размышления, человека слова, как в литературе  так и в жизни. Который говорит о себе, что , что он не может работать без своего мобильного телефона. Он сейчас, практически, как поп-звезда.

Мортен Харкет стал его учителем, заботясь о сольной карьере, чувствительный ко времени, но недоступный ничему другому. И поверьте, он  все-таки может быть поэтом. Очень трудно найти такую парочку, разве что только на Арке: поэт, который не может петь, певец, который не может писать.

«Мортен никогда не читал книг», - говорит Ховард.

«Ховард никогда не узнает мелодии», - говорит Мортен.

Ни одно из высказываний не может быть правдой. Мортен говорит так как-будто  он приготовился сдавать экзамен по философии. Ховард запинается на фразах как-будто они были положены на музыку. И в конце концов  они были правы оба.

Нелитературный  певец нашел своего писателя. Поэт без голоса нашел своего «переводчика».

О чем это все?

«Это о том, как Мортен написал эту фантастическую лирику  к моей мелодии», - говорит иронично Ховард.

«О, и  таким образом ты стал сочинять?», - спрашивает  Мортен с честным выражением  лица.

Но затем они становятся серьезными, особенно Мортен, лидер a-ha, который не сделал своего вклада в ни в песенную лирику, ни в мелодии. Может ли он быть больше, чем певец? Учитывая его возможный соло-альбом, он охотится за материалами, а также ищет себя. С самого детства он не играл ни на одном музыкальном инструменте, он никогда не написал ни одной маленькой заметки, но компании звукозаписи не задают вопросов. Warner Brothers еще 10 лет назад сделали из Мортена хит-феномен – идола для молодых девушек . Но с того времени он сам вырос из этого. Мортен хотел чего-то другого.

«Я достаточно зрелый чтобы быть взрослым», - говорит он.

«Необходимость этого была уже долгое время.  Нужно  закрепить  контроль над тем, что я контролирую и ослабить хватку там, где контролируют меня. Сначала я записал альбом, который хотели Warners , вот он весь законченный. Но я сам не хотел его. Так что мне пришлось  дать им что-то другое. Мало-помалу, я отдал им свои собственные вещи, песни которые я написал сам. По-моему, они думают, что это было «мило» с моей стороны. Но  я не хотел сделать беззубую последовательность в стиле поп-музыки, которая не соответствует моему вкусу. Я попытался сделать все, что мог для этой записи, ничего не подделывая, чтобы это было, по крайней мере, какой-то страховкой в случае, если мне придется выполнять контракт. Но, определенно, это был вызов для меня, поджидающий в каком-то другом месте. Для того, чтобы выжить, необходимо было для меня, чтобы звукозаписывающая компания выбросила старое взамен нового и изменила свое решение в мою пользу, но  не потому, что я спорил из-за того, чего  они не хотели, а потому, что моя музыка их убедила.»

«А какая, собственно, роль Ховарда в этом?»

«Он появился в нужное время и был тем самым огнем в котором я нуждался. Я знал, что мне нужен кто-то, кто сформировал бы меня,  я  дошел до этой точки. Интуитивно, я так же знал, что я хочу делать и я знал, что во мне есть сила, которую только Ховард может выпустить и которая позволила бы мне дойти до конца пути.То, что мы смогли сделать вместе, это был  вклад в мою индивидуальность, как художника», - говорит Мортен.

Он начал учиться играть на струнных инструментах перед тем, как  начал сочинять.

«Это оказалась гитара. Я помню свое детство, когда я сидел за пианино и открывал  новые вещи. Но все это разбивалось, как только я приходил к своему учителю. Сейчас пришла та часть , которую я не могу освоить. Я знаю слова, но если я их переведу напрямую, они лишатся своего смысла. Я думаю, что они могут быть интерпретированы  каким-то другим способом. Если кто-нибудь в Норвегии сможет помочь мне, пожалуйста.

Det var dødt i ætte aær, jeg lurte henne trill rundt, ford, jeg husket hva hun hadde spilt Заранее благодарен.»

Может это так как говорит Ховард Рэм: «Эго Мортена настолько велико, что никто не может увидеть его!»

Поэт  едва успел познакомиться с Мортеном, когда два года  назад последний  пришел в студию, чтобы спеть несколько песен, тексты которых он раньше не читал на музыку, которую он раньше не слышал. Запись «Poetenes Evangelium» базировалась на выборе лирики Рэма. Успех не был оглушительным. Но в последствии, в самолете на Израиль, где должно было сниматься видео, Мортен, сам того не ожидая, встретил Ховарда, он даже это помнит.

В конце октября 1993 года, два видео на песни «Salome» и «Natten» (из «Poetenes Evangelium») сняли в  Израиле.  Их  показали в норвежских кинотеатрах, в качестве короткометражных фильмов перед  основным фильмом (в качестве «журналов»)

Ховард говорит: «У нас был хороший контакт. Я дал Мортену копию своего сборника стихов «Øvelser i grensesetting», достаточно религиозного с идеологическим подходом. После того как мы побывали в Иерусалиме, я послал несколько текстов Мортену в Англию…»

«Некоторые из них были достаточно необычными», - прерывает Мортен.

«Да, но этой зимой, когда мы были на Мальдивах,  и в самолете по пути домой, я написал свой первый стих на английском . Двумя неделями позже мелодия к  ней была на моем автоответчике!»

«Что это дало поэту?»

«Достаточно много. Норвежский поэт скован своим языком, как орел в клетке. Это и явилось причиной, почему я написал. Возможно в вашей   жизни, вы получите, что-то вроде пяти или шести гениальных моментов, которые  читатели смогут пройти вместе с вами, и вдруг эти моменты превращаются в поэму и  ваше стихотворение избирается для международного рынка,  так как  вы пишете на английском. Сейчас я меня публикуют  в Англии и мне это нравится ".

«Из-за денег?»

«Возможно, так как деньги дают мне свободу жить и писать так как я хочу. Существует что-то трагическое  в перспективе для норвежских артистов, они не могут раскрыться  творчески и выжить на таком маленьком рынке. В данном случае, Мортен и я представляют две разные стороны. Мортен завершил  множество популярных , сильных вещей без осознания себя, как артиста. Я сделал наоборот: я написал свои стихи, но ничего из этого не было раскрыто и, таким образом, мы получили двойной обмен», - говорит Рэм.

«Но как вам работалось вместе?»

«Мы критиковали друг друга все время», - говорит композитор.

«Я бы сказал, что мы сели и сгладили все острые углы», - говорит поэт.

«Ты знаешь, что с тобой? – спрашивает Мортен Ховарда. – «Ты можешь так легко касаться вещей и изменять их, что, пока, кто-нибудь  осознает это, ты откажешь всем».

«Это потому что я работаю руками», - отвечает Ховард.

«Да, но твое качество  - это то, что ты можешь дать мужское начало той женственности, которую мы связываем с поэзией»

«А каковы качества Мортена Харкета?»

«Он мог бы быть Клифом Ричардом и Бобом Диланом…men ikke er noen av delene I et uttrukk som allikevel er en slags blanding» - утверждает Рэм.

И композитор берет свою гитару, а поэт свой мобильный телефон и они едут домой в ночи – каждый в свою сторону.

Интервью Мортена и норвежской журналистки Ингвильд Брюн перед проведением «Евровидения-1996» в Осло.

(май 1996)

Ведущий:  Как вы себя чувствуете?

Ингвильд: Я расслабляюсь…

Мортен: Не с ним (Прим. Мортен говорит относительно себя)

Ингвильд: Я знала, что Мортен будет моим партнером и, думаю, это превосходный выбор….

Ведущий: Ваше мнение относительно  песенного конкурса?

Мортен: Я не знаю…Я рассматриваю это как указание, не знаю почему. Мне сложно это представить . Я не могу ответить «нет» на команду, как на приказ в армии (смех и аплодисменты в студии).

Перед тем как мне сообщили об этом, я думал ответить : «Нет». У меня были плохие предчувствия относительно всего этого, но их больше нет…

Ведущий:  Как вы думаете, вы хотите исполнить песню на концерте?

Мортен: Нет, не как конкурсант, но как гость, артист – да… (интонация предположительная)

Ведущий: Вы можете выдвигать любые условия к этой работе?

Мортен: Только то, что я хочу принять участие в подготовке.

Ведущий: Вы, двое, работали  друг с другом ранее?

Мортен: Да, Ингвильд  брала у меня интервью несколько лет назад. И первый вопрос был… могу ли я раздеться до пояса?....

Ведущий: И что вы сказали?

Мортен: Я с удовольствием сделаю это, если вы сделаете то же самое (Смех и аплодисменты в студии)

Ведущий: Чем вы занимаетесь теперь?

Мортен: Эта работа с конкурсом занимает много времени, но я так же думаю и о других вещах (не говорит о каких)

Ведущий: Вы продали 200  000 копий последнего альбома (имеется ввиду “Wild seed”)

Мортен: Я,  думаю, это многовато….

Ведущий:  Ну, ладно – 180 000…. Мы получили свежие, незаконченные материалы видео ”Spanish steps” (в студии демонстрируют фрагмент видеоклипа)

В это время Ингвильд переходит на французский язык.  Мортен говорит, что не знает французского. Ингвильд объявляет бойкот французскому, как протест  против испытаний ядерного  оружия Францией.

Ведущий: Как вы думаете, вы почувствуете жар от вина 18 мая?

Мортен: Я надеюсь на нервы, или это будет скучно…

Ведущий: Lykke til!

Мортен и Ингвильд: Спасибо!

Реклама-Шанс № 1/ 9 сентября 1996

В жизни должно быть место крайностям

Вместе с юбилеем Издательского Дома "Шанс" свой маленький юбилей отмечает и наша рубрика "Гость номера". Ее участниками за 12 месяцев стало множество самых разных звезд и среди них западные знаменитости, такие как актер Лэйн Дэвис (Мейсон Кэпвелл) и 2 Unlimited, великий тенор мира Хосе Каррерас и чернокожий "певец любви" Haddaway. А сколько еще интервью с артистами, посетившими Петербург, Москву, страны СНГ и попадавшими под наш "прицел" (Roxette, Deep Purple, ZZ Тор и Согопа), хранится в портфеле редакции. В прошедшем году практически все концерты западных звезд в Петербурге прошли при информационной поддержке "Р-Ш". Наша газета представляла супершоу МС Нammer и Вассага, Real to Reel и Glenn Hughes, Steve Vау и Yaki-Da, Cuhure Beat и Воу George, Nazareth и Tanita Tikaram, Клаудии Шиффер и Евы Герциговой. Пресс-конференции этих мировых звезд в Петербурге также проходили под патронажем "Р-Ш", что нисколько не мешало артистам после официальных встреч с прессой давать эксклюзивные интервью специально для наших читателей.

Гостем номера стал и Morten Harket, экс-солист легендарной норвежской группы "А-Ха", сольный концерт которого состоялся на Дворцовой площади (его организовало МОО "Белые ночи").

- Мортен, к нам Вы приехали как соло-исполнитель, еще раз подчеркнув, что история группы "А-Ха" - первого норвежского музыкального коллектива, принятого в мире, закончилась. Нет ли у Вас ностальгии по тем временам - все-таки "А-Ха" должна была пользоваться в Вашей стране неограниченными привилегиями?

- Да, мы достаточно долго считались у себя на родине чем-то вроде священной коровы. Один раз группа даже побывала на приеме у норвежского короля. Но знаете, все это неважно для меня, я, например, не помню, когда была эта аудиенция, был ли на мне смокинг. Хотя, наверное, я не надевал смокинг - наш король довольно неформальный человек...

"А-Ха" для меня осталась в далеком прошлом, я пою свои новые песни, и они не имеют ничего общего с "А-Ха", кроме моего голоса. Понимаете, бешеный успех группы не мог не вызвать инерцию - мы чувствовали, что от нас уже ничего не зависит, все происходило само собой. На фестивале в Рио-де-Жанейро в 1991 году мы собрали двести тысяч человек, но уже тогда я понял, что чувствую себя гостем на празднике, который должен был быть моим. Я спросил себя: разве карьера поп-звезды - это то, чего я добиваюсь? Я перестал понимать, чего я хочу, какую роль в музыке мне суждено играть. Мы все (я и мои коллеги по "А-Ха" Марти Фурухолмен и Пол Вактаар) хотели добиться успеха в той музыке, которая требовала бы приложения наших творческих сил, а обстоятельства заставляли нас заниматься коммерцией на почве музыки. Не мудрено, что мы быстро потеряли интерес к тому, чем занимались. Перерыв в жизни группы был сделан в тот момент, когда это стало необходимым. Я верю, что время, когда мы снова захотим записываться вместе, еще придет.

- Два года назад на фестивале "Белые ночи Петербурга-94" "А-Ха" не производила впечатление группы, которая "трещала по швам"...
- "А-Ха" распадалась медленно. Уже в 1992 году творческая жизнь в группе прекратилась. Мы редко давали концерты и после возвращения из Петербурга домой в 1994 году приняли решение расстаться. Интересное совпадение лично для меня - этот город поставил крест на моей прошлой жизни, и именно здесь я начинаю свой европейский тур в качестве соло - вокалиста со своей аккомпанирующей группой, составленной из лучших норвежских музыкантов. Жаль только, что мне так и не удается посмотреть Петербург - в первый раз (в 1994-м - Прим. А.М.) у меня было мало времени, а в этот раз его еще меньше. Остается надеяться, что меня пригласят сюда приехать с сольным концертом, - я с удовольствием дал бы его, тем более, что меня больше привлекают маленькие площадки, камерные залы.

- Каково же Вам, Мортен, теперь выступать с отдельными концертами - ведь на любом Вашем шоу Вас воспринимают как бывшего солиста группы и ждут исполнения старых хитов?
- Да какая разница - в "А-Ха" я или нет?! Все определяется наличием связи между артистом и его слушателями: если она есть - ты на коне, если же она прервалась - все, ты больше не артист, что бы ты не вытворял на сцене или в жизни. Невозможно быть принятым где-либо хорошо только из-за твоих прошлых заслуг. Либо ты создаешь что-то новое, либо - нет. И если то, что ты делаешь, интересно для публики, тебя примут не менее тепло, чем раньше.

- Честно говоря, трудно понять, что можно создать новое после игры в "А-Ха", ведь там Вы исполняли достаточно мелодичную и по-своему трогательную музыку...
- Сейчас для меня гораздо больше значит не как я пою, а о чем. После распада "А-Ха" я даже и не думал больше заниматься музыкой, ведь в жизни есть масса других не менее интересных вещей. Я погрузился в изучение самого себя и неожиданно почувствовал потребность сочинять. Мне понадобилось высказаться. Просто так находиться на сцене - не для меня, не для этого я с 17 лет занимаюсь музыкой. Каждый раз, когда я выхожу к зрителям, я должен чувствовать значимость того, что я делаю. Понимаете, я серьезно отношусь к своему творчеству и не желаю быть частью шоу. Я полюбил стихи, через которые мог бы открывать свою душу. И так уж получилось, что то, что я хотел бы высказать поэтически, я нашел в стихах тех, чьи песни сейчас пою, - норвежских поэтов Кьетила Бьеркенстранда и Ховарда Рэма. После того как я наконец-то нашел то, что бы мне хотелось петь, я успокоился. Теперь моим единственным критерием стали песни, которые меня волнуют, и очень здорово, что я смог найти их внутри себя. Только после этого я сказал себе, что то, что я делаю теперь, - абсолютно чисто и естественно.

- Мортен, что же это за "другие интересные вещи в жизни", на которые бы Вы согласились променять музыку?
- В жизни есть масса того, что необходимо впитать в себя. Меня привлекал кинeматограф, живопись, скульптура; все, чем я занимался в жизни, я делал лишь потому, что мне так хотелось.

- Вы могли бы сказать какие артисты или писатели Вам нравятся, ведь их великое множество, и каждый подходит под определенное душевное состояние?!
- То, что привлекало меня после распада группы можно обозначить двумя словами - "дикая жизнь": это жизнь словно в пустыне, когда ты уподобляешься диким животным, борешься за выживание, отправляешься в горы или джунгли, ввергаешь себя в пучину дикого секса. Подобная жизнь, наполненная крайностями привлекает меня - наверное это сидит где-то глубоко во мне. Крайними точками в моей жизни в прошедшие два года были порядок и хаос, а сама жизнь проходила где-то посередине. Раньше я был ревнителем порядка, но теперь думаю, что мне нужен хаос. Во всяком случае, это то, что заставляет тебя бороться и расти.

- Я так понимаю, что "дикий секс" и личная жизнь, наполненная крайностями, тоже помогают расти? Неужели личный опыт 35-летнего мужчины подсказал, что идеальных отношений не существует?
- Я не верю в идеалы. В жизни всегда приходится балансировать и достичь гармонии крайне тяжело и нереально. В какой-то момент тебе начинает казаться, что вот это - идеально, и это тут же убегает от тебя. Как я могу сказать, что уже встретил ту, которая стала для меня самой лучшей женщиной на свете? Жизнь непредсказуема, и никогда нельзя знать наверняка, что ждет тебя впереди - определить единственную и самую лучшую можно только на исходе дней своих.

- Но Вы хотя бы женаты или нет?
- Я женат. Или нет.

Беседу вел Александр Малькевич.

Фото Славы Гурецкого., май 1996

Ответы Мортена на вопросы «Открытой линии» в интернете. (конец мая 1996 года)

Спасибо вам всем за ваше участие в «Открытой линии». Из-за огромного количества вопросов я не смогу ответить всем индивидуально, но я принял большинство вопросов и пожеланий во внимание, а теперь я отвечу на наиболее часто встречающиеся вопросы.

Вопрос: «Будет ли «Wild seed» повторно выпущен?» - все зависит от переговоров с звукозаписывающей компанией. Хотя  «Wild seed» выпустили WB интересы обоих сторон облегчили потребность в изменении. Наиболее вероятно переиздание альбома.

Это приводит к вопросу: «Кто будет новым лейблом?» Всплывают слухи вокруг BMG ARISTA. WB  - первый камень на моем пути. BMG ARISTA – одна из первых компаний, которая проявила большой интерес ко мне. Эта компания записала «Heaven’s not for Saints» для Евровидения 18 мая 1996 года. Но этот опыт партнерства все еще экспериментальный.

«Heaven’s not for Saints» - это последний выпущенный сингл. Лирика написана мной, хотя сказалось влияние Ховарда и Оле. Вы спрашиваете, что привело меня к этой лирике  и отражает ли она мою персональную реализацию? Жизнь вызвала эту лирику. Я, надеюсь, что мои мысли отразились в словах, которые вызовут перемены в сердцах слушателей. Не предполагалось «изобретать велосипед». Если слова переанализированы они станут тяжелыми и уйдут от смысла. Нужно охватить понимание. Понимание не должно требовать усилий. Спросить об этом, все равно, что убить это.

Вопрос относительно следующего  альбома – будет ли это сотрудничество с поэтами из «Wild seed» или вам следует ожидать только моей записи? Следующий альбом готов к реализации. Теперь это вопрос политики. Это комбинация Ховарда, Оле и моя. Там будет некоторое количество соло-попыток. Сейчас я сомневаюсь насчет точного количества.

Много писем выражали беспокойство относительно будущего группы a-ha, члены которой разошлись в разных направлениях.  Не слишком ли большое отдаление, чтобы ожидать альбом? Большое отдаление будет давать  больше возможностей. Процесс продвижения отдельно друг от друга – это, то в чем нуждался каждый из нас. Это добавит качества нашему будущему сотрудничеству. Я был первым из нас, кто начал работать  сольно внутри группы. Люди думают, что я разбил  «магию a-ha», но я не разбивал, я только «запечатал» это.

Примечание: именно на эту «открытую линию», моя подруга отправила письмо Мортену в далеком 1996 году с приглашением посетить Украину. И ей пришел ответ, следующего содержания: «в связи с нестабильной политической обстановкой  в вашей стране визит с концертом откладывается на неограниченное время». Но нас тогдашних порадовал этот, пусть и отрицательный ответ, который нес в себе надежду, что однажды Украину посетит Мортен с концертом… Ждать пришлось 7 лет.

КУРЕДУ, МАЛЬДИВЫ (Дагбладет): - Мы начали работать вместе тут на Куреду уже почти год назад, с текстами Ховарда и моей музыкой. Но мы здесь по нескольким причинам. Кроме прочего, мы снимаем документальный фильм о нашей работе, продюсируемый Сигурьоном Айнарсоном.

Мортен Харкет и Ховард Рэм расположились на терассе бара под звездами южного неба. Восходит Луна, и вот она уже висит тарелкой почти прямо над нами. Воздух влажен, и очень-очень жарко. Волны медленно бьются о песчаный берег совсем рядом, но их плеск заглушается невнятными звуками легкомысленной музыки из бара. Но ведь именно так и должно быть - в баре.
- Хорошие тексты очень важны для того, чтобы пластинка получилась хорошей. Я всегда уделял текстам много внимания. Качество мелодии подчиняется тексту. Хорошая мелодия с безвкусным текстом - это не поможет, - говорит Харкет.
Он ответственен за мелодии и у него нет проблем с тем, чтобы писать музыку.

- Она потоком рвется наружу, это совершенно невероятно. Но теперь я понимаю большинство аргументов Пола и Магне (из a-ha), когда мы спорили. Процесс оказался во многом познавательным.

Восторг прошел
- А что же с a-ha? С глаз долой из сердца вон?
- У нас до сих пор контракт на три альбома, так что мы не расстались окончательно. Но мы дали так много интервью, концертов и туров, что для нас не осталось новых мест. Восторг прошел. Восторг - это нечто такое, что появляется на расстоянии. Мы не хотели, во всяком случае, продолжать с a-ha любой ценой. Но я не паникую по этому поводу. У меня никогда не было большего ощущения свободы, чем сейчас, я даже чувствую, что пою по-другому. Мне это нравится.
Мортен пьет фруктовый сок, Ховард виски. Они родились в один год, женились и родили детей одновременно. Оба христиане, но отношения с Богом у них разные.

- В прошлом я имел отношение к церкви Святой Троицы, я понимаю фундаментализм Мортена. Мое воспитание было гораздо более либеральным, чем его, - говорит поэт Рэм.
Стихи Рэма - твёрдые формы, он пишет в рифму. С тех пор, как в 77 вышел его первый сборник, он получал невероятное количество предложений от людей, желающих положить его стихи на музыку.

 

Ждал Мортена

- Но это было всё не то. Я, похоже, ждал Мортена. Мы даём друг другу, где развернуться. Оба агрессивны, и это даёт энергию.
- Почему так мало поэтов, которые сотрудничают с музыкантами?
- Да, так и есть. Потенциал невероятен. Для меня, как для поэта, музыка и поэзия звучат вместе. Так было и сто лет назад. Тогда стихи стали чем-то письменным, а музыка была  равнодушна к тексту.
- Что делает музыка с твоими текстами?
- Приходится писать просто и кратко. Поэтому когда я пишу для Мортена, я очень точен. И писать на английском так ново. Как будто вступаешь в еще одну подростковую фазу. Сейчас я пишу так же просто, как когда мне было 18. С этими текстами я достигаю гораздо большего, чем обычно как поэт, пишущий по-норвежски.
Мальдивы - место Мортена. Он мечтал об островах с детства, с тех пор, как увидел фотографии пляжей и пальм. Заядлый ныряльщик, он с энтузиазмом и горячностью рассказывает о невероятной красоте кораллового мира и рыб всех цветов радуги под поверхностью океана. Но для Харкета дело не только в том, что это рай южных морей. На островах он бывал уже несколько раз.

Солнечная энергия
- Вместе с World View, благотворительной организацией, связанной с ООН, и архитектором Харалдом Рёствиком мы занимались солнечной энергией на одном из островов тут. Рёствик - эксперт по солнечной энергии. Правительство Мальдивов заключило с нами контракт на исследования на острове. Но получилось очень дорого. Мы обошли все возможные инстанции дома, но никто ничего не мог поделать. Поэтому нам пришлось отложить проект в долгий ящик, хотя проблема становится всё более актуальной. Изменение климата - одно из последствий парникового эффекта. Когда океан начнет подниматься, Мальдивы исчезнут под водой. Проект мог бы показать индустриальному миру, как долго мы могли бы продержаться на солнечной энергии. Но так не вышло, - констатирует Мортен Харкет.

Восточный Тимор
У Мортена Харкета несколько направлений сотрудничества с World View. Он принимал активное участие в высадке лесов в Амазонии и Танзании, в телевизионных проектах World View - Global TV Network, обучающих и информационных программах для стран третьего мира. Но то, что занимает его больше всего - это ситуация в Восточном Тиморе в Индонезии, где правительство ведет кровопролитную войну с сепаратистами. Одна из песен в новом альбоме посвящена Восточному Тимору.

- Во всех странах запада на проблеме Тимора лежит покров. Единственное исключение составляет Исландия, которая открыто говорит о массовых убийствах в Тиморе.
- Ты поддерживаешь партизанское движение экономически?
- У меня нет такой возможности, но есть некоторые идеи относительно того, что я могу сделать, но здесь и сейчас я не буду много говорить об этом.
Мортен Харкет - "хороший человек в поп-индустрии". Горячее желание творить великие и красивые вещи для других людей было у него всегда, с самого детства. Быть просто артистом для него недостаточно.

Большое эго
- Только для этого у меня достаточно большое эго. Но нужно платить за всё, что ты делаешь, это дорого - чем-то заниматься. Поэтому я должен стать гораздо более крупной звездой, чем я есть сегодня, - говорит Харкет.
Возможно, ему в этом повезет, вместе с Ховардом Рэмом. Альбом уже неплохо расходится по предварительным заказам заграницей.

(Спасибо за перевод Лил мх.ру)


 

Интервью 80-е

 

a-ha по-прежнему лучшая группа в мире?



Уилльям Шоу, 1987

Три года назад они были без копейки, живя в Лондоне на бутербродах с солью и перцем. Два года назад их первый сингл Take On Me дважды провалился и они были готовы забросить эту дурацкую поп-карьеру. Год назад они стали номером один по всему миру и, наверное, самыми желанными и невероятно знаменитыми парнями на земле. А теперь?..

"Волнуемся ли мы, что всё это может скоро закончиться?", — Мортен Харкет основательно размышляет. Его только что спросили, беспокоит ли его, что когда-нибудь наступит день, когда a-ha уже не будет одной из самых популярных групп на земле. Знаете, в прошлом году a-ha была выбрана — огромным числом голосов — "Лучшей группой" в этом барометре поп-культуры — Ежегодном опросе читателей журнала Smash Hits, более того, Мортен загрёб себе еще и титулы "Лучший певец" и "Самый сексуальный мужчина". Мир совершенно сошёл с ума по a-ha.
Теперь, однако, всё это, кажется, меняется. Начнём с того, что мы едва ли слышали о них с тех пор, как они последний раз выступали в Британии в январе. А их сингл Manhattan Skyline, вышедший перед The Living Daylights, даже не попал в десятку. Более того, последние полгода мы увидели целую кучу новых поп-звёзд, вырвавшихся на сцену, таких людей, как Curiosity Killed The Cat, Terence "Trent" D'Arby и Wet Wet Wet, которые вдруг появились из ниоткуда. Так волновались ли когда-нибудь участники a-ha о том дне, когда они сползут в легендарный поп-отстойник, как многие до них?
"Нет, нет, нет", — отвечает Мортен. — "Мы не волнуемся о таких вещах. Факторы за пределами группы не влияют на нас. Ничто не сможет нас остановить. Если мы хотим продолжать, мы будем это делать. Мы не будем ни о чём беспокоиться. Думаю, группа по-прежнему очень сильна, и пока мы чувствуем вдохновение, мы будем продолжать. Ничто снаружи — никакая конкуренция — никогда не сможет это изменить".
Ура!

Что же до "будем продолжать", то это похоже на правду. Участники a-ha еще не успели толком восстановиться после своего последнего грандиозного девятимесячного тура, как — бац! — они снова в пути. В тот день, когда мы встретились, они готовились к нескольким "гигам" в Японии, и уже есть планы сыграть кучу концертов в Британии в декабре и январе.
Для репетиций своего шоу a-ha арендовали старый большой концертный зал в лондонском Брикстоне, и провели день, разрабатывая свое новое сценическое действо в совершенно пустынном зале.
К середине дня они закончили, и после того, как Магс провел полчаса, сидя по-турецки на полу, сортируя свои клавишные, все трое удалились в свою довольно запущенную гримёрку за сценой. У двери гримёрки их ждёт менеджер, парень по имени Терри Слейтер, и два этаких дородных телохранителя, уже с год или около того повсюду путешествующих с группой...
"Да, мы снова отправляемся в тур", — сообщает Мортен. — "Больше года прошло с тех пор, как мы в последний раз отдыхали"...
Как же вы тогда пережили этот девятимесячный тур и не сошли с ума? И не заболели?
"Я заболел", — острит Магс.
"Правда?", — говорит Мортен. — "А мне почему не сказал? Это сильно заразно?"
"Прямо-таки очень", — чирикает Магс, пребывающий — и это быстро становится понятно — в этаком "игривом" настроении. "Нет... вообще-то у меня было серьезное нервное расстройство", — усмехается он.
Мортен пытается быть чуть более серьезным: "К концу тура мы очень устали... обессилели. Но это после девяти месяцев, а теперь мы снова едем в тур и это нормально, знаешь".
"Я уже в туре", — выдаёт Магс, — "я на это подсел".
Так вы значит как, эээ, узники рок-н-ролла?
"Правда", — бормочет Магс, разражаясь дальше громкой песней: "Рок-н-ролльная зависимость"!
"Смешно то", — пытается продолжить Мортен, — "что после девяти месяцев путешествий ты не можешь угомониться, хотя это то, чего ты на самом деле хочешь. Хочется расслабиться и поехать домой. Но первое же, что мы все трое сделали, это снова отправились заграницу"...
"Мы с Мортеном поехали на Шри-Ланку", — болтает Магс. — "Было интересно. Это мой первый настоящий визит в третий мир. Это было очень... странно, на самом деле".
Значит у вас почти не было времени обжиться в ваших новых жилищах в Лондоне?
"Это шутка", — хихикает Магс. — "До сих пор я даже не был здесь с Рождества. Но мне нравится Лондон. Мне нравится свет здесь"...
"Единственный недостаток в Лондоне — это сенная лихорадка (аллергия на пыльцу растений)", — говорит Мортен. — "Мы все страдаем от сенной лихорадки, да, все трое. Да, очень, очень сильно. Прямо сейчас у меня ее нет, потому что я весь день был в этом здании, но теперь в любую минуту я могу взорваться".
Как ужасно! Вам всё время приходится принимать кучу таблеток?
"Можно было бы", — отвечает Магс, — "но я завязал с таблетками четыре года назад и лучше нисколько не стало, и хуже не стало".
Мортен перебивает: "Я кучу всякого перепробовал, и единственная вещь, которая работает, это медикамент под названием Кортизон, но это очень тяжелая штука, так что я его не принимаю. У меня сзади так забавно стали расти волосы"...
Кстати, о Лондоне, человек из Smash Hits как-то видел, как Мортен садится в поезд метро в 9:30 утра, прямо как обычный простой смертный. Вы можете гулять, не опасаясь осады фанами?
"Можно это делать, да. Любой это может", — отвечает Мортен. — "Время от времени рискуешь нажить себе проблем, но тут всё зависит от твоего отношения. Мне нравится делать это... находиться среди обычных людей... просто гулять среди обычных людей", — говорит Мортен серьезно.
Пол и Магс кажутся оскорбленными таким замечанием: "Мы тоже обычные", — настаивает Магс.
"Нет, вы нет", — возражает Мортен. — "То, чем вы занимаетесь, вынуждает вас не быть обычными".
"Нет, я обычный", — говорит Магс.
Ну, может быть, за исключением того факта, что вы, наверное, сейчас довольно богаты.
"Мы богаты? Да, думаю, дела у нас идут неплохо", — говорит Магс легкомысленно. — "Но я беспокоюсь о своей духовной стороне", — смеётся он.
"Никто из нас никогда не будет крупным транжирой", — настаивает Мортен. — "Это всё неинтереснее и неинтереснее, когда ты мудр по отношению к деньгам на уличном уровне, у тебя появляются совсем другие представления о том, каково это, когда у тебя есть деньги. Когда оно появляется, очень просто попасть в ловушку всей этой денежной штуки".
"Кончается тем, что ты беспокоишься о деньгах больше, чем о музыке", — добавляет Пол. — "Но мы так изменились, что склоняемся к тому, чтобы относиться к музыкальному бизнесу более цинично. Лучше всего не знать об этом бизнесе слишком много", — как-то грустно говорит Пол.
"Да, определённо", — соглашается Магс.
"Но куча всякого отвлекает от музыки", — говорит Магс, — "например, интервью", — добавляет он довольно грубо, покашливая в кулак.
"В эти дни мы не даём много интервью", — сообщает Мортен Магсу.
"Всё равно их всё еще слишком много", — отвечает Магс с деланной улыбкой.
Значит, вы были счастливее, когда жили вместе в Лондоне, и могли себе позволить всего одну лампочку, которую — такова история — вам приходилось брать с собой, когда вы шли в туалет?
"Я не скучаю по тем дням", — отвечает Мортен. — "Конечно, я не был бы без них, и хорошо, что они были"...
"Я думаю, что стержень группы зарождался примерно в те лампочные дни", — говорит Магс, — "и мы пытаемся вернуться к тому, чтобы мы только втроем снова больше работали вместе, но лично я думаю, что эти замены лампочки сильно переоценены".
Все трое растворяются в безнадежном смехе...

Смешно еще и то, что, записывая заглавную песню для нового фильма о Джеймсе Бонде, никто из них троих не видел фильма The Living Daylights. Это потому, что им кажется, что оно того не стоит?
"Ну, кинокомпания много раз просила нас посмотреть фильм", — отвечает Пол, — "но у нас не было времени".
Но смешно же, когда вы пишете заглавную мелодию к фильму, которого даже не видели, или нет?
"Не очень", — говорит Мортен, — "это кое-что говорит о том, что это за фильм на самом деле. Разве они не все по одному шаблону сделаны?"
"И о песне это тоже кое-что говорит, потому что Пол написал половину песни еще до того, как нам предложили сделать песню для фильма", — добавляет Магс.
Третий студийный альбом, они полагают, будет готов к январю следующего года.
"Половина песен для него у нас уже есть", — говорит Пол.
"Но никто еще не знает, каким он будет", — разглагольствует Мортен.
"С этим альбомом мы вступаем в глубокую воду", — острит Магс.
"Кто знает, куда прыгнет лягушка?", — выдаёт Мортен.
Ммм, что, простите?
"Это старинная китайская поговорка", — объясняет он...
"На самом деле", — продолжает Магс, — "наш новый альбом будет в стиле тяжелого металла".
Магс, как вы уже, без сомнений, поняли, до сих пор во многом главный "клоун" группы. Не возражает ли он, что люди всегда видят в нём немножко клоуна?
На секунду он становится совершенно серьезным: "Да, но винить в этом можно только меня самого"...
"Это хорошая сторона Магса", — говорит Мортен, спеша защитить своего поп-товарища.
"Нет", — настаивает Магс, — "это больше выходит наружу моя паникующая сторона. Когда мне по-настоящему неловко, я всегда веду себя так. Конечно, винить в том имидже, который у меня сложился в глазах людей, нужно только меня, но если я захотел бы это изменить, мне пришлось бы серьезно поработать".
Ты имеешь в виду, что тебе пришлось бы прекратить кататься по сцене на скейтборде и веселиться?
"Ну, я не мог бы начать притворяться, будто я человек, не любящий пошутить, но жаль, если люди не видят и другой стороны"...
Конечно, Мортен тоже несколько пострадал от проблем с "имиджем" благодаря целому ряду историй, напечатанных в британских газетах, от баек о его знаменитом сексе и шоколадном муссе до анекдотов о том, как в детстве его мать запирала его в клетке.
"Я отказываюсь это комментировать", — говорит Мортен холодно. — "Кто угодно может написать о тебе всё, что угодно, но если ты начинаешь выходить и комментировать это, тогда ты начинаешь принимать в этом участие, и в этом смысле сам опускаешься до того уровня. Я не хочу ставить себя в такое положение, не хочу отвечать на эти выходящие за всякие рамки вещи".
Истории, конечно, полностью выдуманные?
"Да", — отвечает Мортен, — "но что с того? Нет смысла говорить об этом хоть слово".
"Не знаю", — вступает Магс, повернувшийся опять своей "остроумной" стороной, — "я прочитал все эти истории и нашёл их очень интересными. Я подумал, что не знал этого о Мортене, это очень интересно"...
А Мортен сам когда-нибудь думал о том, что он действительно самый привлекательно выглядящий мужчина во вселенной?
"О, нет!", — говорит Мортен с выражением совершеннейшего ужаса на лице.
"Видели бы вы его, когда у него сенная лихорадка", — встревает Магс, — "тогда вы ни за что бы не подумали, что он хоть капельку красивый".
"Я имею в виду", — продолжает всё ещё смущённый Мортен, — "что это значит... обо всём этом так неловко говорить"...

Наш разговор уже подходит к концу, но, прежде чем его завершить, участники a-ha вдруг говорят нечто довольно загадочное, что наводит на мысли о том, что они всё-таки свихнулись. Они болтают что-то о том, что еще они умудрились сотворить, кроме того, что стали поп-звёздами, говорят, что Мортен ремонтирует свою квартиру, а у Магса дома текут трубы, и о том, как все трое стали увлекаться фотографией, когда Мортен вдруг произносит загадочно: "Вообще-то нам интересна солнечная энергия и мы, наверное, как-нибудь можем ее использовать".
Вы, конечно, шутите?
"Нет, нет", — настаивает Магс, — "это факт. Кое-что, наверное, получится", — добавляет он.
Что за "кое-что"?
"Просто штуки", — отвечает Магс таинственно. — "Знаешь... штучки. Было бы глупо сказать об этом больше, раструбить об этом, а в итоге ничего не получится".
До чего ж загадочно.
"Ну", — говорит Мортен, — "скажем так. Это источник энергии, который всегда вокруг нас, у него нет побочных эффектов, поэтому это очень интересно, и многие люди сейчас с этим работают, так что это здорово"...
А теперь о чём это они говорят?
Это всё так странно. Может быть, всё-таки все эти туры взболтали им мозги, может быть, слава всё же сделала их "забавными"? Может быть, по истечении времени некий необыкновенный проект a-ha всё же осуществится. Кто знает? Только время покажет...

Спасибо Лил (мх.ру) за перевод предоставленных мной сканов


 

Сумасшедший, плохой и опасный!

Ричард Лоуе, сентябрь 1988

Мортен Харкет из a-ha кажется слегка чокнутым. Он заказывает целую банку варенья, чтобы сделать всего один какой-то маленький бутербродик, он прыгает в окна, карябает на футболках и у него едет крыша, когда ему подают переваренную морковь (?). И он с гордостью заявляет, что "a-ha — больше не поп-группа". "Прошу прощения, нет ли тут среди нас доктора?", — вопрошает Ричард Лоуе...

У Мортена Харкета очень странный вкус в сандвичах. Он болтается по студии в ожидании, когда его сфотографируют, а та маленькая леди, в обязанности которой входит присматривать за Мортеном в таких случаях, убежала купить ему обед. Так какой же бутерброд выбрал себе Мортен после долгих раздумий? Ростбиф с горчицей, может быть? Яйцо под майонезом с кресс-салатом? Не тут-то было!
"Можно мне, пожалуйста, крем-сыр с вишневым вареньем!", — объявляет Мортен. — "И когда я говорю варенье, я действительно имею в виду варенье — и ничто иное. На самом деле, почему б не взять целую банку, будет в самый раз".

Ничего себе. Странное сочетание для бутерброда, а?

"Что в нем такого странного?", — требовательно спрашивает наш слегка удивленный норвежский друг. — "Я имею в виду, все ведь едят чизкейк, и это почти то же самое, разница-то только в корке, так что мне кажется, что крем-сыр и варенье на бутерброде даже больше похоже на пирожное. Я ем много такого, что людей страшно удивляет. Я ем арахисовое масло с большим количеством соли".

Едва договорив это, Мортен вдруг бросается футов на десять из окна фотостудии, чтобы полюбоваться парой "винтажных" крутых "спортивных" машин, припаркованных на улице под окном. Странный парень этот Мортен Харкет...

И поп-звезда из него тоже странная. Он ненавидит фотографироваться, хотя ему, пожалуй, нравится разрисовывать футболку со "смайликом", которую ему принесли, чтобы он надел ее для фотосессии, не говоря уж о том, что принимать все эти немыслимые "позы" во время "съемки". Он ненавидит говорить о себе с "репортерами", сующими всюду свой нос — вот такой вот напряженный Мортен сидит со своим бутербродом с крем-сыром и банкой вишневого варенья и болтает о пустяках с журналом Hits.
И он ненавидит даже толпы девочек, вечно бегающих за ним и так и норовящих ухватить его за зад! На самом деле, единственная суперстарская вещь, которую он за последнее время сделал, да, возможно, вы уже догадались, он снялся в кино...

Так ты поехал и снялся в фильме, Мортен...

"Да, в Норвегии. На самом деле, в двух фильмах. Первый называется "Камилла и вор", он вышел в Норвегии в прошлом году, а новый фильм — это сиквел, ну, не совсем сиквел, потому что это два отдельных фильма на самом деле. Этот новый фильм еще никак не называется. Причина, по которой я снялся в кино, это потому что мне нравятся люди, которые его делают, и мне нравится то, что они пытаются сделать. Они пытаются заполнить пробел в фильмах, которые выходят для детей, потому что едва ли сейчас есть фильмы, ориентированные на семью. У вас есть напичканные экшином триллеры типа Рэмбо, типично американская штука, заполонившая 90% кинотеатров, и кое-какие фильмы для взрослых, некоторые довольно хороши, но совсем нет того, что было, когда Уолт Дисней был под рукой — для детей с родителями, детей с семьями, и еще фильмов, имеющих уважение к жизни и к семейной жизни".

Так значит это "благотворный" фильм для всей семьи?

"Это и есть благотворный фильм, хотя в нем ничего такого не говорится, но это витает в воздухе. В нем есть стандарты, он следует морали, которая была в те времена, потому что действие фильма происходит в 1940-х годах. Мне кажется, у нас очень холодное общество, и, я думаю, главная причина этому в том, что семейная жизнь распалась. Я был бунтарём в интровертном смысле, когда был подростком. Но у меня были дисциплина и уважение к родителям, и, я думаю, существующие проблемы с наркотиками, которые являются наихудшим заболеванием сегодня в обществе, и насилием среди молодых людей, это потому что эти вещи были утеряны".

Так что именно ты делаешь в этом твоем фильме?

"Ну, персонажу, которого я играю, около 20 лет, и его зовут Кристофер. В первом фильме роль очень маленькая, а в этом она стала чуть больше. Первый фильм вышел примерно год назад, и все знали, что я там играю, и сначала это было ужасно, ха-ха-ха. Мне понравилось играть, это забавно, но у меня нет жгучего желания стать актёром".

Значит ты не очень хорош как актёр?

"Я смог сделать это, да, но я просто совсем не хочу тиражировать себя больше, чем я уже растиражирован сейчас. Я сделал это за десять дней или около того, в свое свободное время, это было очень весело".

Тебя беспокоит, что твои записи, похоже, уже не так хорошо расходятся?

"Вещи, подобные этому, не особенно нас беспокоят. Stay On These Roads не стала номером один, The Blood That Moves The Body даже не попала в топ 20, но я часто думаю, что великие записи этого и не делают. Вспомни какие-нибудь записи, о которых ты думал, что они великие, очень многие из них не стали бы номером один. Великие записи должны быть особенными и необычными, и такие записи не подстраиваются под чарты, чарты не предназначены для них. Это не важно".

Так a-ha не балансирует на грани забвения?

"Совсем нет. Мы теперь себя уже проверили и скоро начнем уделять много времени тому, чтобы вернуть наше видение a-ha обратно в форму. Потому что у нас действительно великий потенциал. И нам нужно больше времени вместе, нам троим, чтобы достигнуть этого, и сидеть вместе и писать наш шедевр. Мы больше не поп-группа, это всего лишь одна часть того, что есть a-ha. Когда так много времени проводишь в турах, как мы, у тебя нет времени делать то, что делают, скажем, Pet Shop Boys. Они остаются в Лондоне и пишут песни, снимают видео, записывают 12-дюймовки, и они всегда могут все это контролировать. Мы находим время писать наши песни только по пути в туалет, и в этом всё дело".

Тебе нравится быть знаменитым?

"Жизнь знаменитости совершенно въедается в твою жизнь, но в то же время, я бы не стал ничего менять, потому что мне это нужно, чтобы делать то, что мне хочется делать. Мне не нужна слава сама по себе, но мне нужно положение, чтобы успешно заниматься тем, чем я хочу. Я не стал бы ничего менять, но в то же время, я знаю, что это может полностью изменить меня и разрушить мои шансы на настоящую жизнь, и я это ненавижу. Оно постоянно норовит сделать это со мной. Это неестественно, и всё в тебе восстает против этого. Это поглощает тебя и ты становишься этаким ходячим символом для всех остальных, и от твоей семьи это тоже откусывает хороший кусок. Приходится запирать двери и задергивать шторы, чтобы заниматься обычными делами, а это неестественно".

И что же ты тогда делаешь? Время от времени убегаешь и прячешься в горах?

"Но прячась, ты перестаешь быть собой. Много раз я бывал беззащитным и слабым, потому что знал, что в любую секунду меня могут обнаружить. Это занимает секунды, когда я выхожу, и иногда я морально к этому готов, но иногда нет. Если я с другом, которая может быть девушкой, например, ей действительно может оказаться нелегко, так что я чувствую, что я должен постоянно защищать людей и быть начеку".

Ты имеешь в виду, что тебе не нравятся люди, которые подходят к тебе и говорят "Привет, Мортен"?

"Ну, хуже всего тогда, когда я предполагаю побыть один, если, скажем, я со своей семьей путешествую, когда мне кажется, что я могу забыть обо всем. Когда люди подходят и фотографируют тебя, просто подходят к столу и снимают, я закипаю, когда такое случается. Я не делаю ничего, я просто сижу там, но внутри киплю".

Тебе когда-нибудь по-настоящему хотелось быть страшным?

"Ну, я и есть иногда очень страшный, так что так и есть. Но славиться тем, что ты симпатичный, глупо".

Кто твои лучшие друзья?

"Пол и Магс, и еще пара других... Терри, наш менеджер. Но мир, который хранишь, сужается, трудно сохранить друзей за пределами музыки, за пределами того, чем занимаешься и как живешь. И я, наконец, осознал, что мне нужно беречь".

Значит, a-ha живет в своем маленьком пугающем мирке?

"Да, похоже, так и есть, и очень трудно проникнуть в этот мир и вырваться из него. Мне будет трудно, когда я в конце концов решу осесть, потому что мне трудно расслабиться. Если я дома три дня, я просто слоняюсь по округе и думаю, что устал, что пора уезжать, кровь у меня закипает".

Чем же ты занимаешься, чтобы чувствовать себя хорошо?

"Для меня естественным было бы поселиться где-нибудь подальше от города в лесу у озера или маленькой речки, и я мог бы жить на этом клочке земли и просто выращивать какие-нибудь растения. Я был бы совершенно счастлив".

Что, ты хотел бы жить в полной безвестности сам по себе?

"Я мог бы, да. В подростковом возрасте я выращивал орхидеи в маленькой стеклянной клетке, и мой мир всегда расширялся внутри этой маленькой стеклянной клетки, где росли мои орхидеи. Я мог сидеть, засунув голову и туловище целиком в эту клетку, и просто дышать, и просто быть там, и это было для меня идеально, это был мой целый мир и я мог сидеть там часами".

Где ты живешь теперь?

"Нигде не живу, правда, все время переезжаю. У меня есть квартира в Лондоне, но я редко там бываю, потому что мы очень много путешествуем, и когда могу, я езжу в Норвегию. Я раздомашненный. Я был очень домашним до того, как мы начали, но теперь я совершенно от-домашненный".

Ты готовишь сам еду?

"Я стал очень избалован в еде. Мне неинтересно есть не дома, и я люблю домашнюю еду, но я замечаю, когда еда неидеальна. Ненавижу это замечать. Если я иду в гости к друзьям, я замечаю, что морковь варили слишком долго — на пять минут бы поменьше и было бы идеально — и ненавижу это замечать. Я слишком долго уже ем деликатесы так, как другие едят рыбу и чипсы или МакДональдс, и замечаю, когда еда нехорошая".

Так твоя собственная стрепня не вкусная?

"Нет, на самом деле я чертовски хороший повар. Я чувствую еду. Я чувствую, что для нее правильно. Я знаю, когда она готовится правильно".

Знаешь, сколько варить брокколи?

"Да. Я умею готовить, скажем, яйца, например, просто ощущая, просто зная, когда все верно и они готовы. Я готовлю инстинктивно".

Ты ощущаешь вибрации пищи?

"Да, точно, ха-ха-ха-ха".

Понятно. Не мог бы ты рассказать нам немного об этой машине на солнечных батареях, о которой ты упомянул раньше, говоря, что занимаешься ее изобретением?

"А вот теперь очень интересно. Я, правда, не могу много об этом рассказать сейчас, потому что она еще не готова, но когда она будет готова, вы о ней узнаете. Это мой собственный проект, и я работаю с одним человеком, инженером, его зовут Харалд Рёствик, и это долгосрочная вещь, которая, я думаю, станет невероятно полезной в отношении улучшения экологического баланса планеты с помощью солнечной энергии".

Думаешь, планета в опасном положении?

"Я это знаю. Любой, кто захочет вникать в это, обнаружит состояние дел и оно серьезное, да. Планета в смертельной опасности. Это то, что тяжестью лежит у меня на сердце, и я всегда буду думать об этом..."

Спасибо Лил (мх.ру) за перевод!

Анкета  Мортена для французского журнала «Podium» , 1988год.

Мортен  Харкет

Дата рождения – 14.09.1959

Место рождения - Конгсберг

Место жительства в наст.время – BA, SAS, KLM, AF,SO, Pan Am.. (Прим.список авиакомпаний)

Рост – 182, Вес – 75 кг

Домашние животные -  Пол и Магс

Первая амбиция -  достичь самоуважения

Вид спорта - АНА

Место для отпуска - Норвегия

Любимые музыканты – Leonard Cohen & Robbie Robertson

Любимая группа - ….

Любимый фильм – «Моя собачья жизнь»

Любимая кухня: японская и французская

Любимый цвет - голубой

Любимое авто – моя будущая машина на солнечных батареях

Любимый стиль одежды – джинсы

Инструменты, которыми владеете – предлагайте перечень

Хобби - разнонаправленные

Обожаю – девушек, которые у меня были

Ненавижу -  безразличие

Желание - я хотел бы перестать делать эти глупости (Прим. - заполнение этой анкеты)

Твое лучшее свидание - 14/09/1959

Что привлекает в девушке в первую очередь – женственные бедра

Ценный предмет, который у вас есть - зубы

Детские воспоминания -  мои мечты

Опишите себя – очароваха, зрелый, состоявшийся молодой человек